• Форум сообщества насИкомых заблокирован роскомнадзором по требованию президента ВТБ Андрея Костина за упоминание о его любовнице.

Ольга Буракова (Olween, Женственная Нимфа, Дуракова)

Регистрация
7 Апр 2015
Сообщения
266
Симпатии
477
#1
Королевна. Безработная нимфа, страдающая женственностью головного мозга. Несложившаяся пейсательница порнографичного романа. Фантард-сталкер. НедоГуру стиля. Коуч по фрустрации и деградации



Год рождения: 6 февраля 1982.
https://youtube.com/user/olween
https://instagram.com/olgaburakovaofficial/
https://vk.com/olween


2009 год

Пациент отличается любовью к эксгибиционизму, постоянным хихиканьем, особенно при слове "трусики"; не приемлет критику, посылая всех "в пеший сексуальный поход"; склонен к странным умозаключениям и крайне непостоянен во взглядах, которые каждый раз являются истиной в последней инстанции; мечтает стать Женщиной Дэйва Гаана.




olweendi
@kolobkovkolobok вы себя можете как угодно оценивать, а я считаю, что я красивая женщина и ничем не хуже многих моделей.
"Я очень определенный человек, не все такие люди, как я".
"Большинство женщин, они все-таки какие-то другие".
До youtube'ный период:

О Бураковой известно, что она закончила СПГИК по специальности дизайн мультимедиа, работала визуальным мерчендайзером в питерском бутике, а еще раньше занималась поисками заморского жениха на сайтах знакомств
и вела уютный дневничок http://darkdiary.ru/users/Olwen и нескучную жизнь
18+

Американский период

Буракова начала активную деятельность на youtube в 2013 году под ником Olween New York, когда, выиграв грин карту и отправившись в США, стала выкладывать на канал вложики и болтологические видео о своей адаптации в Нью-Йорке, поисках работы, уверенности в себе, опыте общения с русскоговорящий диаспорой, разности менталитетов россиян и американцев и благотворном влиянии нью-йоркского воздуха на самочувствие после унылого Питера. Позже появились рублики о стиле, модном гардеробе, красоте и отношениях. Большая часть старых видео ныне закрыта.

Звучит невинно. Если не знать, что в Нью-Йорк Буракову принесла нечистая сила по имени "Дэйв Гаан".

В этот период Оля особенно отличилась любовью к съемкам видео в прозрачных кофточках без нижнего белья, танцами в полуобнаженном виде под музыку Depechе Mode и выкладыванием в интернет своего романа "Не уходи, пока не случится чуда". Он нем и о любви к Гаану ниже.

https://www.instagram.com/p/lERSz2GgsH/
https://www.instagram.com/p/rXmvlOmgnT/

За время пребывания с Америке успела поработать визуальным мерчендайзером в American Apparel и MaxMara, помощником стоматолога, а также посожительствовать с фотографом, лет на 20 старше ее и воспитывающим сына, по тетрадкам которого Оля поняла всю убогость американского школьного образования.
С фотографом Оля познакомилась в ФБ и быстро, бросив работу, переехала к нему в Лос-Анджелес. Фотограф был прижимист, не хотел тратиться на Оленьку, заставлял найти работу, а также отказался покупать ей машину после 2-х месяцев сожительства, что вызвало у нее нехилый баттхерт, выплеснутый в видео. Выдержала в ЛА от силы месяца три, постоянно ноя, что "это не Нью-Йорк" и как там уныло, бросила фотографа (или он её) и вернулась в НЙ.
zlayavedma писал(а):
прям любовь-морковь и на первом же свидании в постель к нему прыгнула, наивная наша :-)
zlayavedma писал(а):
По поводу ее отношений с Джоем, этим недофотографом. Оля решила, что приедет в ЛА и будет как Джулия Робертс в фильме сами знаете каком. А не фига) Джой ее мало того, что заставил работать, причем там даже не виз. мерч был, а промоутером она ходила, листовки раздавала. Ну так вот, она думала, что он ее будет снимать и возможно даже продвигать как-то в шоу-биз :hi_hi_hi: Но фиг вам, все, что получила Оленька - это регулярный секс со старпером, а в промежутках пришлось няньчить его сына. Никакой романтики, тиффани и маноло. Все оч жестко. Ничего он не стал ей покупать, не помог устроиться на работу, и еще хотел, чтобы она за дом платила половину арендной платы. Короче, Оленька собрала манатки и обратно в НЙ укатила и все видео на своем канале, касаемо ее жизни с Джоем она выпилила :men:
Джой, его сын и Оля
Оля делает уроки с сыном Джоя

Российский период

В начале 2015 года по неясным причинам покинула США и вернулась в Санкт-Петербург, после чего сняла ролик о том, как плохо в Америке: все рыгают, много работают, а недомужчины выгуливают своих детей в колясках. Выпилила свой роман, старые видео и переключилась на съемку роликов, в которых она рассказывает, где, как и в чем встречать мужчину, отвечает на вопросы подписчиков на темы отношений М и Ж, попутно рекламирует трусы, коврики и одежду малоизвестных дизайнеров.
По косвенным данным делит квартиру в Питере и собаку по кличке Спартак с подругой. Ник сменила на Olya Burakova.
"Карьера - не важна для женщины. Секс и еда – это нормальное требование мужчины к женщине". © Оля Буракова

ЗОЖ Очередное явление из разряда "заставь дурака Богу молиться..."
В настоящее время пытается продвинуть тему спорта и здорового образа жизни, потому что наконец записалась в спортзал. Некоторые видео вызывают в комментариях всплеск баттхерта, после которого в ИГ olweendi появляются послания полные презрения к деградантам, не желающим признать, что целлюлит и жЫр – это плохо.
Любимый блогер и вдохновитель Оли, мужчина-мечта, тренер и альфа-самец, Ден4ик Борисов https://www.youtube.com/user/fit4liferu

Соски детектед

Не уходи, пока не случится чудо

Еще до поездки в США, Оля начала писать роман, по содержанию являющийся чем-то средним между её сексуальными фантазиями и плагиатом 50 оттенков серого, от сравнения с которыми у Оли конкретно бомбило. Прообразом главного героя, рокового мужчины, стал солист группы Depeche Mode, Дэвид (Дэйв) Гаан, по которому Оля неистово фанатела. Буракова всерьез задумывалась над экранизацией сего произведения и даже делала опрос в ФБ, какой актер подойдет на роль Дэйва. К сожалению, роман выпилен с сайта olween.com.
UP: Спасибо пользователю K-Pax за сохраненные главы романа! Главы выложены в отельных постах ниже. :ya_hoo_oo:

О любви Оли к Дэвиду Гаану.

Фотошоп делает мечты реальностью:


Откровения в твиттере, или как Оленька Дэйва сталкерила:
Неня написал(а):

Записки очевидцев:
Матрешкино ебало писал(а):
О, ну раз уж тут про Оленьку-olween, которая из NY, зашел интересный разговор, могу добавить, что она не просто влажно мечтает о солисте Depeche Mode, она его абсолютно точно пасла в Нью-Йорке возле его дома (место его жительства откуда-то известно фанатам: район, дом.) Об этом и многом другом она писала на фанатском форуме, но сейчас все эти сообщения потерты, а ник ее изменен (там она тоже была olween). Также она выкладывала в инсте фото, на котором его видно издалека, гуляющего с собакой, фото, кажется, тоже удалено уже. Пару лет назад натыкалась на ее комменты в ВК в фанатском сообществе под фото его и его жены (есст-но ее она засирала, ибо никто ведь не сравнится с красоткой Оленькой, и она считает что подходит ему куда больше :hi_hi_hi: ), но тогда я еще не знала, что она - это она, блоггером она еще не была, и было это до ее переезда в NY. Кстати, почему именно НЙ выбран местом для переезда, думаю теперь всем понятно, да? :-) Почему она так рьяно стала заметать следы и тереть всё, что связано с ним и ДМ, выпилила свой роман, в котором все свои влажные фантазии относительно него вываливала, я не знаю, даже ники она поменяла неспроста, потому что много где наследила под своим olween. А, ещё в прошлом году, в ДР ее обожаемого Девида, у нее на страничке в ВК появилось видео на котором она где-то, похоже в душе, чуть ли не голяком в неслабом подпитии томно поёт на манер М. Монро "хэппи бездей ту ю", ну, в лучших традициях, томно вздергивая губу, приоткрывая рот и т.д, как много раз в ее видео было. В комментах к видео было весело, народ не оценил, и она его снесла вскоре. В общем, мудрая Оленька, которая раздает мудрые советы по общению с мущщинами и по психологии, сама по-моему сильно нуждается в помощи, ибо я не понимаю, как можно на четвертом десятке лет быть такой повернутой на знаменитости, и не просто мечтать а еще и сталкерить его и всерьез намереваться отбить его у жены :ps_ih: Откуда я всё это знаю - сама являюсь большой почитательнице DM, плюс я из Питера и в фанатских кругах немного вращалась одно время и даже имею с Оленькой общих знакомых, как оказалось.
Оля обсирает жену Дэйва:


Гуру стиля негодуэ



Рассуждения Оли о жизни в НЙ и планах на будущее:
http://fashionklub.ru/intervyu-s-populy ... rom-olween
 
Регистрация
13 Май 2015
Сообщения
505
Симпатии
11
#2
Ольга Буракова Olween

Охи-вздохи по Дейву










Кстати вы заметили, как только Оленька вернулась в Россию у нее сразу появился мужчина. По ее словам :ti_pa: )) Не успела чемодан распаковать :-) ))) Может все же привирает ибо недотра.. зацикленность прогрессирует. А это видео "в чем встречать мужчину" :facepalm6:

Вот что сохранилось на форуме Грин-карты: http://green-card.ru/community/forum/us ... /post/all/




Менеджер по логистике?
Отчислили из университета?? :du_ma_et:


https://www.linkedin.com/pub/olga-burakova/40/ba3/a28





Курсы, пройденные самостоятельно - Visual Merchandising

Опыт работы:
Visual Merchandiser/Sales Advisor - Doll Boutique
ноябрь 2010 – февраль 2013 (2 года 4 месяца)St. Petersburg, Russia

Visual Merchandiser - American Apparel
апрель 2013 – январь 2014 (10 месяцев)Greater New York City Area

Visual Merchandiser - 3.1 Phillip Lim
февраль 2014 – январь 2015 (1 год)Greater New York City Area

Regional Visual Merchandiser - MaxMara
январь 2015 – настоящее время (6 месяцев)Greater New York City Area

Общие сведения
Experienced in visual merchandising, styling and customer service. I am fashionable, creative, hard working and really passionate about my work, styling and fashion. I can provide the exact visual message to the customer and believe that shopping should be a beautiful experience. I have a great work ethic, communication skills and positive attitude. I am bilingual English/Russian.
 
Регистрация
13 Май 2015
Сообщения
505
Симпатии
11
#3
"Не уходи, пока не случится чудо" Ольга Буракова

Итак, ПА-БА-РА-БАМ :-) роман Olween, о котором все слышали, но мало кто читал))))

Всего 17 глав. Не закончен.
Каждый пост будет содержать скрин главы и ее же в текстовом варианте - для удобства разбора на цитаты))))

Публиковался на ныне удаленном сайте http://www.olween.com .



"Не уходи, пока не случится чудо" (с) Olween / Ольга Буракова

Глава 1


Текст:
"Нью-Йорк и его возможности — как пара красивых туфель. Когда примеряешь их в магазине, ты очарован их внешним видом и не чувствуешь неудобства. Потом какое-то время эта обувь сильно натирает тебе ноги, а спустя определенное количество страданий вы идеально подходите друг другу. Бывает, некоторые, не в силах пережить неудобный период, сдают туфли в магазин, оставаясь с чем-то не очень красивым, зато удобным. Я была из первой категории: туфли жали, натирали, но я шла вперед, уверенная, что однажды мои усилия увенчаются успехом. Так оно и случилось. У меня была хорошая работа и замечательный мужчина, я жила в довольно приличной квартире с приятной соседкой. Я буквально порхала в своих новых туфлях по новой нью-йоркской жизни. Но тут из-за угла появился он. Каблук сломался, и я стала медленно, но верно падать, и удержать равновесие было мне не под силу. А он не собирался подставлять мне локоть.

Сейчас я увижу его, он бросит «Привет!», и больше не посмотрит в мою сторону. Скорее всего, даже не попрощается, когда я буду уходить. Не потому, что он невежлив, а потому, что я не тот объект, который заслуживает его внимания. Он будет поглощен работой, другими людьми, звонками. Подружка звукорежиссера никак не входит в сферу его интересов. Но даже ради короткого взгляда и «Привет!» я потратила пару часов, приводя себя в порядок. Итак, сшитый на заказ комбинезон (стоивший мне уйму денег), яркий павлопосадский платок с цветочным принтом (я никак не могла решить, добавляет он мне возраста или нет, но мне так хотелось быть замеченной Дэвидом, что я решила оставить его), пальто охристого цвета и ботильоны на танкетке. Я поднялась на второй этаж, дрожа от волнения. На стене висело зеркало в рост. Из зазеркалья на меня смотрела достаточно симпатичная, стильно одетая девушка. Кажется, платок все-таки не добавлял мне возраста. Но в этой картине не хватало одной детали. Я поняла, что оставила клатч в такси. Шлепнув себя по лбу ладошкой, я помчалась вниз. К счастью, шофер оказался честным человеком. Мы столкнулись с ним у входа, и афроамериканец протянул мне забытый аксессуар из мягкой кожи, я рассыпалась в благодарностях. И со второй попытки все-таки попала в святая святых — студию звукозаписи...

Сделав несколько вдохов и выдохов, которые в моем исполнении были пародией на дыхательную гимнастику, я нажала на ручку заветной двери. «Ну, подумаешь! Я тоже скажу ему „Привет!“, потом поговорю с Джейком и просто уйду» — я пыталась успокоить себя как могла. Первое, что я отметила, войдя, была странная тишина. Почему так тихо? Где все? Мгновение спустя я услышала его волшебный голос и замерла у двери. Его губы то и дело касались микрофона, делая это так нежно и чувственно, что я не сдержала эмоций и громко вздохнула. Мне пришло на ум слово «вкусный». Ни один мужчина не имел надо мной такой власти, как он, даже мой Джейк. С минуту я стояла не шелохнувшись, завороженная. Дэвид увидел краем глаза, что в студию вошли, но повернулся лишь некоторое время спустя. Сегодня он был в простой белой футболке и джинсах, на ногах извечные дорогущие туфли, до которых мне всегда хотелось дотронуться. Его темные волосы с легкой сединой на висках были аккуратно зачесаны назад. Несмотря на очень простой образ, Дэвид был, как это называется у американцев, «well groomed». Как обычно, я ощутила свою незначительность и неуверенность. Он попросту сводил меня с ума. Медленно, но верно.

— А, это ты… привет, — бесцветно произнес он, освобождаясь от наушника, небрежным движением руки.

— Я... — глупо ответила я, так и не отлипая от двери. — Привет. Я… я пришла к Джейку.

Я чувствовала необходимость объяснить свое появление. Впрочем, я нагло врала. Правда звучала совсем иначе, примерно так: «Я пришла, чтобы увидеть тебя. Мы ведь уже неделю не виделись. Джейк это очень удобный предлог. Как хорошо, что ты взял его на работу!»

— Конечно, — он вдруг заулыбался, развернувшись ко мне. — К кому еще ты можешь прийти, если не к нему?

— А его нет? — опять я сказала глупость и почему-то разозлилась на Дэвида. Я и так была неуверенна в себе, своих словах, внешнем виде, а он еще и иронизировал.

— Как видишь, я тут в полном одиночестве, — он развел руками и грациозно встал с высокого стула. Подойдя к кулеру с водой и наполнив стаканчик, Дэвид сделал несколько глотков. Пил он как-то жадно, при этом глядя на меня, и я отвернулась в смущении. Этот простой процесс в его исполнении мне показался даже не совсем приличным.

— Ну… пока... — произнесла я одно из двух слов, которые мы обычно использовали для общения, и схватилась за ручку двери, желая как можно быстрее ретироваться. Но услышала его голос:

— Ты не хочешь подождать Джейка? Они с ребятами ушли минут на двадцать… — он предложил это скорее из вежливости, одновременно смяв стаканчик и швырнув его в ведро. От этого примитивного и грубого жеста у меня опять перехватило дыхание. Вдобавок ко всему прочему он без стеснения разглядывал меня (видимо, платок сыграл отведенную ему роль и Дэвид наконец меня заметил). Я знала точно, что не была красавицей, возможно, со вкусом подобранная одежда, аккуратный макияж и художественный беспорядок на голове придавали мне шарма. А может быть, его забавляло мое смущение или вдруг стало скучно. Вот почему он неожиданно проявил ко мне интерес.

— Я... я не знаю. Я не помешаю тебе? — пролепетала я, краснея и бледнея, переминаясь с ноги на ногу. Всем видом показывая, насколько неудобна сложившаяся ситуация.

— Я не уверен, что ты в состоянии помешать хоть кому-то. Тихоня, — он пожал плечами, и улыбнувшись, добавил:

— Садись в уголок и сиди тихо. Тогда не помешаешь.

Он просто пошутил. Но я же не поняла. И когда я пошла к стулу, стоящему в углу, он чуть не засмеялся в голос, с трудом сдержавшись, но не стал меня останавливать. По пути я задевала всё подряд, ударилась ногой и, прошептав: «опять будет синяк», — потерла ушибленное место. Он улыбнулся, а затем вернулся на прежнее место, надел наушник и, больше не обращая на меня внимания, запел. Кажется, он разучивал новую песню: смотрел на напечатанный текст, а потом пропевал несколько слов. Это было так чарующе. То, что он больше не смотрел в мою сторону, мне было даже на руку: я вволю могла полюбоваться его идеальным профилем. Насладиться его божественным голосом. Он прикрывал глаза и я вздыхала, его губы касались микрофона и по моей коже бежали мурашки.

— Come here… — вдруг сказал он. Дэвид загипнотизировал меня своим голосом, мимикой и я не сразу поняла, что он обращается ко мне.

— Я? — хорошо, что это местоимение так коротко, иначе дрожь в моем голосе была бы более очевидной.

— А тут есть кто-то еще? — он дурачась оглядел студию, будто пытаясь найти кого-то. Я совершила попытку улыбнуться и встала. Разве можно отказать такому мужчине? Дрожа от волнения, я вновь сбила половину мебели на своем пути, ахнула, покраснела, но добралась до него живой. Дэвид встал со стула и, положив мне руку на талию, почти галантно, предложил сесть. Этот момент был настолько неожиданным, что мне стало казаться, будто я сплю. Нет! Он не мог этого сделать! Он никогда не обращал на меня внимания, никогда не трогал, да что уж там, мы даже не разговаривали с ним толком. Сон или галлюцинация от переизбытка чувств. Не иначе. Когда сутолока случайных мыслей отступила, я поняла, что сижу перед микрофоном, а он стоит позади, очень близко. Буквально дышит мне в затылок. Нет, кажется, в ухо. Боже, что он делает?

— Скажи мое имя… — он говорил тихо, я чувствовала его дыхание уже на шее.

— Дэвид... — повернув голову в сторону, я адресовала ответ ему.

— Нет. В микрофон, и так, как я люблю, — кажется, он стал еще ближе, мне почудилось, что он задел ухо губами. Стало жарко, дыхание сбивалось.

— Дэйв…

— Ммм… ты красиво дышишь.

Только теперь я обратила внимание, что томно дышу в микрофон, и он это прекрасно слышит. Мне стало так неудобно! Я была почти замужем за его приятелем, он был недоступной звездой мирового масштаба, в конце концов он был намного старше меня, а я хотела его так сильно, что прояви он хоть каплю внимания, я бы не задумываясь предала Джейка, совершив долгожданное грехопадение. И сейчас, когда Дэвид наконец подарил мне эту самую каплю внимания, все чувствовалось лишь отчетливее. Но он хотел от меня каких-то странных вещей. Точнее, совсем не тех, которых хотела от него я.

— Спой что-нибудь, — опять его голос, дыхание, легкое прикосновение его губ к моему уху. Я ощутимо задрожала, не в силах себя контролировать. А он все чувствовал.

— Я не умею… — я старалась говорить как можно тише, только бы мой неуверенный, с придыханием голос не разносился по всей студии. Покраснеть сильнее было просто невозможно.

— Я научу тебя, — Дэвид приподнял меня и усадил к себе на колени. Его действия были полны уверенности и спокойствия. На меня же накатил приступ паники.

— Я правда не умею… я не могу… — жалкое лепетание.

— Петь умеют все. Мне-то ты веришь? — задал он риторический вопрос, и у меня не оставалось ничего другого, как ответить: «да». К счастью, он сжалился и запел сам. Сначала очень тихо. Шепотом листьев на ветру, шорохами магического леса. Его рука обвила мою талию, но лишь для того, чтобы контролировать меня и не дать мне помешать ему. Дэвид пел, и его глубокий, бархатный голос обволакивал все вокруг. Плел шелковую паутину из тонких звуков, желаний и чувственности. А еще он был очень близко. Моя щека то и дело касалась его щеки. А он все оплетал и оплетал меня нитями звуков. Дрожь и волнение улеглись, уступая свое место желаниям, чувствительности и истоме. Я прикрыла глаза, и глубоко вздохнув, облокотилась на Дэвида и положила голову на его плечо. Я была так расслабленна, погружена в его голос и атмосферу своей любви, что забыла обо всем. А если бы и вспомнила, вряд ли было бы важно, что Джейк может войти в любой момент и что я разрушу то, что мы создавали почти год. Но разве теперь это важно? Ведь Дэвид был только моим, пел для меня, обнимал меня, я чувствовала тепло его тела. Разве ради этого нельзя пожертвовать видимостью счастья и благополучием?

— Милая… ты очень милая, — это была уже не песня, Дэвид провел рукой по моим распущенным волосам и, сжав, потянул за прядь, чтобы легкая боль привела меня в чувство.

Я открыла глаза и громко, жадно втянула воздух в легкие, повернув к нему голову. Он был опасно близко. Он был чуть надо мной и смотрел на меня сверху, а я смотрела на его губы. Сейчас, по всем правилам, которые я знала, исходя из своего небогатого опыта общения с мужчинами, должен был произойти поцелуй. И он был мне так необходим! Я приоткрыла губы и потянулась к нему первая. Я не была такой уж смелой и, конечно, закрыла глаза. Голова кружилась от его близости, от его запаха. Но ничего не происходило. Я ждала… пять, десять, пятнадцать секунд… ничего. Теперь, открывать глаза было очень стыдно. Но другого выхода не было. Дэвид смотрел на меня открыто, спокойно, с долей любопытства, и немного… разочарованно?

— Я думал, ты другая… Неприятное разочарование, приятные перспективы… — я не успела осознать смысл сказанного, потому что в следующий миг он склонился ко мне и накрыл мои губы своими. Сначала слегка. Просто коснулся моих губ и даже немного отстранился. Глубокий, медленный и бесконечно эротичный поцелуй произошел как бы со второй попытки. Моя голова сразу же поплыла. Как я ни старалась запомнить каждое мгновение, то, какие ощущения дарит его язык и губы, у меня ничего не вышло. Я узнала его вкус… такой мужской, терпкий, возбуждающий. Его ладонь мягко легла на мою шею и пальцы чуть сжали ее. Я простонала ему в губы. Это было слишком хорошо, слишком возбуждающе. Дэвид отстранился, потом влажно и медленно поцеловал меня в последний раз и заглянул мне в глаза. Его глаза были очень темными, а в моих голубых не было ни мыслишки. Голова кружилась. Как же хорошо! Я ему все-таки нравлюсь!

— Ты же пришла из-за меня… — он не спрашивал, он утверждал. Я смогла из себя выдавить только тихое «да». Какой был теперь смысл врать?

— Ты хочешь меня? — магическим шепотом спросил он. Его невероятные пальцы все еще были на моей шее. Я судорожно вздохнула и опять выдавила: «да». Мужчина-дьявол вытягивал наружу самые неприглядные черты моей натуры и без особенных прелюдий знакомил с ними. Он улыбнулся. Я сразу почувствовала, что эта улыбка не обещает ничего хорошего.

— Впрочем, это очевидно. Глупо было спрашивать… — он оставил мою шею и его большой палец надавил на мою нижнюю губу. — Я бы хотел, чтобы мы сняли с тебя все, ты бы пела и красиво дышала в микрофон, а я бы брал тебя, — слушая, я громко втягивала воздух в легкие, приоткрыв горячие после поцелуя губы. — Но… ты не умеешь петь.

Последняя фраза прозвучала резко, даже грубо. Но все было замедленно. Я не успела даже удивиться как он добавил:

— А теперь уходи.

Когда я встала, то едва удержалась на ногах, удивление наконец появилось в моем выражении лица. Дыхание сбивалось, голова кружилась. А он выглядел так спокойно, будто у нас был приятный разговор или, на худой конец, урок вокала. Я закрыла лицо руками. Чувства смешались во что-то вязкое и неприятное: было обидно, стыдно, непонятно, больно и жалко саму себя. Очень жалко.

— Прости меня… я не хотела…

— Не хотела чего? — тихо поинтересовался он.

— Я… прости, пожалуйста… — лепетала я что-то невразумительное.

— За что ты извиняешься?

— Я не хотела тебя разочаровывать! — я сказала то, что пришло на ум первым.

— Я в какой-то мере рад разочарованию. Особенно если ты поработаешь над собой и научишься петь. И тогда мы сможем… — добродушно сообщил Дэвид, не окончив фразу и предоставляя привилегию мне додумать до конца самой.

Я не понимала его. Ответа о причине столь резкой перемены не было ни в его тоне, ни в выражении глаз. Ведь это было так хорошо! Определенно, между нами была химия, и я чувствовала это, и он должен был чувствовать… Мне нравились его дикарские и грубоватые замашки, а он был очарован моей неуверенностью перед ним и желанием сдаться. Что же случилось? Сложилось впечатление, что он просто издевается. Решил проверить свою безоговорочную мужскую силу. Его ведь любили миллионы. Мужчины подражали ему. А одно движение бедрами или снятый на сцене пиджак вызывал у женской части аудитории бурные, однозначные эмоции. Зачем он проделал это со мной? Я не его поклонница, я просто люблю его. По-настоящему. Или это одно и то же?

— Почему ты говоришь все это? Мне неприятно и больно это слышать… — я чуть не расплакалась от обиды. Мои губы все еще хранили вкус его губ, я чувствовала его запах, чувствовала его нежные объятия, слышала его безгранично прекрасный голос, просящий подойти к нему, назвать его имя, спеть для него.

— Ну, дорогая моя Ло, — впервые он назвал меня по имени, но радости это не прибавило. — Думаю, несколько минут назад ты тоже была готова сделать больно одному человеку. Который является тебе более близким, чем ты мне.

Это не было ответом на мой вопрос, но замечание было справедливым. Дэвид с интересом разглядывал результат своих трудов, а именно дрожащую и чуть не ревущую меня в красивом комбинезоне и ярком платке в русском стиле. Да, он меня заметил, только стало ли от этого лучше? Мне хотелось расплакаться, заставляя его тем самым меня пожалеть. Но что-то подсказывало, что это не сработает.

Я приоткрыла губы, не зная, что сказать. Слезы были уже очень близко. Я не хотела плакать у него на глазах. Схватив клатч (странно, что теперь я о нем не забыла) и пальто, я кинулась к двери, налетев на Джейка, который входил в студию с кем-то еще. Он тут же заключил меня в объятия. Мне захотелось разрыдаться на его плече, покаяться, молить о прощении. Но ведь это же было полным цинизмом. После поцелуя я знала наверняка, что Дэвид тот, кто мне нужен. Это была не моя фантазия, не выдумка. Он был тем дьявольски притягательным, фатальным мужчиной, с которым я должна быть! И тут я поняла. Он ведь не знает, как я к нему отношусь. Так на что же это было похоже? Он, чужой мужчина, выказал мне внимание, и через минуту я была готова ему отдаться. Он счел меня легкодоступной и потому так со мной обошелся. Мы получаем только то, что заслуживаем. Я заслужила его грубость. Мне просто нужно дать ему знать о своих чувствах. Я очень быстро нашла оправдание его некрасивому поступку. Наверное, любая женщина знает, как это просто — найти объяснение или даже просто простить любимого мужчину за содеянное. Мне стало легче, ведь виновата я, а не он. Ну конечно!

— Привет и… я уже убегаю, Джейк… всем пока, — я пулей выскочила из студии, чтобы не отвечать на вопросы своего настоящего мужчины.

— Зачем она приходила? — вместо меня Джейк адресовал вопрос Дэвиду.

— Понятия не имею. Возможно, хотела спеть со мной, — Дэвид пожал плечами и отвернулся к микрофону."
Скрин:

Глава 2

Текст:
"Если ты можешь сделать это здесь, ты сделаешь это везде» — эту строчку из песни Синатры знают все. Но позвольте мне с этим не согласиться. Тут, в Нью-Йорке можно сделать то, чего нельзя сделать в любом другом уголке света. Например, встретить мужчину-дьявола. Я много путешествовала до того, как попала сюда: Россия, Китай, многочисленные страны старой доброй Европы, даже за экватором пытала счастье, но нет, там таких мужчин не было. Мой мужчина нашел меня (или я нашла его) в Нью-Йорке. Я, конечно, говорю не о Джейке, которого скорее можно было назвать моей «тихой гаванью». Я говорю о David-Devil (я часто называла его так про себя). Я сидела на подоконнике у Джейка дома на Манхэттене, пила вино и погрузилась в воспоминания. После происшествия в студии я не могла забыть его губы, его мелодичный голос, который просил меня спеть, сесть к нему на колени. Он дал мне попробовать себя, позволил прикоснуться, и я хотела еще. Хотела еще больше, чем раньше. Первый глоток или кусочек чего бы то ни было всегда самый вкусный. Тем более когда блюдо приготовлено лучшим поваром мира и сервировано по высшему классу. А Джейк… наверное, я не очень любила Джейка, вероятно даже совсем не любила. С ним все получилось очень быстро. Вообще, в Америке было много быстрых вещей: fast food, fast fashion, даже fast relationships. Ритм жизни был бешеный (любой ньюйоркец со мной согласится): чтобы что-то успеть, нужно спешить. Я приехала в Нью-Йорк чуть больше года назад и уже через месяц вышла на свою первую американскую работу. Я устроилась визуальным мерчендайзером в марку, позиционировавшую себя как bridge-low и была страшно этому рада. Мне не пришлось работать ни официанткой, ни продавцом, ни, например, сиделкой, что было уделом многих новоиспеченных эмигрантов. Но все равно работать надо было усердно и тяжело, а платили за работу не так много, как хотелось бы. Но я была рада и этому. Я занималась любимым делом: наводила в магазине красоту и одевала кукол в витринах. По-моему, не работа, а мечта любой девушки! В тот день я занималась развеской в торговом зале, опыта было мало, но я очень старалась. Джейк подошел ко мне (приняв меня за продавца, хотя в моих руках было несколько крючков, которые я собиралась установить в направляющие на стене) и попросил помочь ему с выбором джемпера. Я терпеть не могла обслуживать покупателей, но отказывать было нельзя. Так мы и познакомились. Он был приятным, творческим человеком, единственное — не очень соответствовал моим возрастным ожиданиям, ему было 32. Я предпочитала мужчин постарше. Но он компенсировал недостаток возраста тем, что был умен, интересен, довольно обеспечен, у него было все, что можно желать от мужчины, кроме одного: он не был дьяволом. И моей судьбой он тоже не был. Впрочем, все шло сносно, по банально накатанному сценарию, пока в моей жизни не появился Дэвид.

Конечно, я знала, кто такой Дэвид Гэрдан, еще до того, как познакомилась с ним лично. Песни группы, фронтменом которой он является, у всех на слуху уже много лет. Мы с Джейком встречались почти год, когда ему выпала возможность стать звукорежиссером нового сольного проекта Дэвида. Мой мужчина начал часто рассказывать о том, что происходило в студии и с особым обожанием говорить о личности Дэвида. Меня всегда притягивали звезды, талантливые люди и вообще сильные мира сего. Мне не терпелось познакомиться с Дэвидом. Тем более что Джейк выглядел платонически влюбленным в своего начальника. Оказывается, у нас был одинаковый вкус в отношении мужчин, только моя любовь выходила за рамки платонической. Да и вообще, выходила за любые рамки. Но тогда это было простое желание увидеть звезду мирового масштаба и, возможно, выложить фотографии в социальную сеть на зависть друзьям, среди которых были поклонники творчества мистера Гэрдана. Кстати, желание вызвать зависть в других ни к чему хорошему не приводит. Но тогда я об этом не знала.

Случай выдался очень скоро. Это был ужин, посвященный началу работы над альбомом. Все было очень по-семейному: только музыканты и люди, имеющие отношение к записи, а также их подруги/жены/любовницы. Я была приглашена как подруга Джейка. Кажется, он был очень рад возможности похвастаться мной: как представитель богатой русской культуры я могла сойти за диковинку. Более того, тут меня почему-то считали писаной красавицей. Я никак не могла понять, то ли я действительно похорошела после переезда в Америку, то ли американцы просто мне льстили, то ли я всегда была красива, просто в России это норма жизни для мужчин, а не удивление. Не знаю, но Джейк мной очень гордился. «Знаешь, Дэвида очень интересует Россия», — сказал Джейк, и я улыбнулась. К счастью, приятели Джейка создавали впечатление образованных людей, и я была почти уверена, что мне не придется рассказывать об утренней стопке водки «на ход ноги» или о домашних медведях, которые играют на баяне/балалайке. Решив порадовать интересующуюся Россией звезду мирового масштаба, я тщательно подготовилась: надела нежное кружевное платье цвета топленого молока, с пышной юбкой в стиле New Look, и ободок, выполненный в виде кокошника с ягодами и листиками из разноцветных ниток. Очень по-русски. В итоге среди довольно просто одетых гостей скромного торжества я выглядела как матрешка. Это был провал номер один. Провалом номер два стало осознание того, что Дэвид не только не интересовался Россией (видимо, Джейк решил мне польстить), но он даже не особенно был заинтересован в том, чтобы перекинуться со мной парой слов. Думаю, он сразу списал меня в разряд пустоголовых, помешанных на своем внешнем виде женщин (это сделала и большая часть собравшихся). Более того, был и провал номер три: Дэвид был не один. Его сопровождала Кэтрин. Кэтрин было лет тридцать пять или около того. Ей нельзя было любоваться как произведением искусства или идеалом, но она была поразительно эффектна, и почти все мужчины смотрели только на нее. Кроме, пожалуй, Джейка. Он не был любителем выразительных форм и округлых бедер, коими она обладала. Увидев Дэвида еще издали, у меня отчего-то перехватило дыхание. Он действительно был каким-то неземным. Казалось бы, обычные черные брюки, белая футболка, аккуратная прическа. Что тут такого? Но от него исходила энергия, которую невозможно было не почувствовать. У меня буквально задрожали коленки, когда Джейк подвел меня к Дэвиду и его спутнице. Я моментально почувствовала себя маленькой напуганной девочкой. Девочкой-матрешкой. Пустоголовой, помешанной на своем внешнем виде. И еще я забыла все английские слова и волновалась, отчего мой «рязанский» (неуместный в английской речи) акцент, многократно усилился. Несмотря на мою разницу в возрасте с Кэтрин, лет в пять, я всегда чувствовала себя юной девушкой по сравнению с такими женщинами, а то и совсем ребенком. Кэтрин, как и многие окружающие, неправильно определила мой возраст, сочтя, что наша разница равна годам десяти, не меньше.

— О, Дэвид, это та девушка, о которой постоянно рассказывает Джейк? Я думала, вы старше! — обратилась ко мне Кэтрин, улыбаясь. Я обожала американцев за их доброжелательность, очень часто ощущая себя букой в их компании. Но я совершенствовалась, и всеми возможными способами выбивала из себя исконно русский негатив. Дэвид что-то пробормотал — было очевидно, что ему не слишком интересны все эти разговоры. Правда, улыбнулся мне для порядка. Но только для порядка.

— Да, познакомьтесь, это моя девушка. Ее зовут Ло, — с какой-то гордостью сказал Джейк, а у меня в голове пронеслось: «Было бы чем гордиться!» Исконно русский негатив выбить было не так-то просто.

— Ло? — вдруг спросил Дэвид, оторвавшись от стаканчика с виски. — Странное имя. Русское?

— Эммм… нет. Я… вообще-то это не совсем мое имя… то есть… — попытка заговорить обернулась крахом, ну как было им объяснить, что «Ло» — это просто часть моей фамилии, я не любила свое имя, и однажды подруга назвала меня так, с тех пор это короткое прозвище закрепилось в роли моего имени. Дэвид хмурился и напрягался, пытаясь понять мое нескладное бормотание. Потом засмеялся и сделал глоток виски:

— Это прозвище. Ну, понятно! — помогла мне звезда мирового масштаба, резюмировав обрывки фраз и потеряв ко мне всякий интерес.

— Да, да, прозвище. Я не люблю свое имя…

— Ага, ну, приятно познакомиться, Ло, — сказал мужчина, улыбнулся и протянул мне руку. Наши взгляды встретились лишь на секунду, и у меня подкосились ноги. Это была любовь с первого взгляда. Я успела заметить, какие невероятно длинные и красивые у него ресницы, и то, что моя ладошка такая холодная, а его рука очень теплая и мягкая. Я пробормотала нечто вроде: «Yes… me too… I’m… my pleasure… meeting… ah!»

— Какая холодная у тебя ручка… — заметил мужчина. — Cold hands, warm heart. Кажется, так говорят? Джейк, твоей девушке определенно нужно выпить что-то горячительное. — Дал по-русски мудрый совет Дэвид, и более не утруждая себя соблюдением приличий, удалился, обнимая Кэт за талию. Правда, ушел он недалеко: на этой вечеринке все жаждали его внимания, уже через пару мгновений он общался с другой парочкой.

А для меня на этом все и закончилось. Джейк отвел меня в сторону и принес мне бокал красного вина (крайне необходимый в сложившейся ситуации). Я была уже влюблена. Чем ближе вечер катился к ночи, тем больше я влюблялась, неотступно (но осторожно) преследуя Дэвида и ревнуя его к Кэтрин. Разглядывая ее, я поняла, что у меня нет ни единого шанса привлечь его. Мы были очень разными. К счастью, Джейк увлеченно беседовал с другими мужчинами почти весь вечер, и я могла вволю полюбоваться на уже любимого мужчину. Я притаилась у колонны и наблюдала, как Дэвид смеялся над чем-то вместе с Кэт, как вдруг услышала:

— Нравится?

Я вздрогнула от неожиданности. Это была Марта, чья-то подружка, но я не смогла вспомнить, чья именно. В этот вечер было много новых знакомств, я даже удивилась, что запомнила имя этой красивой женщины. Цифры и имена очень плохо откладывались в моей голове. Вероятно, я запомнила Марту как раз по причине ее красоты. Если я была матрешкой на этом вечере, то она исполняла роль голливудской кинозвезды. Короткое приталенное алое платье из дорогого шелка и белые локоны — роковая красавица.

— Что, прости? — я попыталась изобразить непринужденность, что было невероятно сложно сделать, чувствуя, как внизу живота порхают сотни бабочек, а сердце бьется быстрее, чем обычно. Я же только что влюбилась!

— Он ужасно сексуальный, этот Дэвид Гэрдан.

— Я… я не знаю. Наверное, да. Он очень стильно одет, — промямлила я.

— А Кэтрин… как она тебе? По-моему, ничего особенного. И что он в ней нашел? Я слышала, что… — Марта по-заговорщицки улыбнулась, заговорила тише и начала выдавать мне какие-то сплетни о Кэт, но поняв, что я не слишком подходящий для нее собеседник, удалилась.

С этого дня началось сумасшествие. Я всегда думала о Дэвиде, одевалась для Дэвида, ходила в салоны красоты для Дэвида, даже начала заниматься спортом для Дэвида. Проще говоря, я жила для Дэвида и ради наших редких «привет-пока» встреч. Но как бы я ни старалась, он не обращал на меня никакого внимания. Зато на меня обратила внимание Кэтрин. Она почему-то возомнила себя моей покровительницей и один раз даже вытащила в бар. Я тогда не удержалась и задала ей самый важный для меня вопрос:

— А у вас с Дэйвом… серьезно?

— Ох, милая Ло, ты думаешь, с таким мужчиной, как Дэвид, может быть серьезно? Ты сущий ребенок, если думаешь так. Он вряд ли позовет кого-то под венец, да мне это и не нужно. Нам хорошо вместе, а это уже… — она пыталась подобрать слово, но от количества выпитого, закончила фразу просто: хорошо!

Мы вместе рассмеялись. Только по разному поводу.

— Расскажи лучше, когда я смогу побывать на твоей свадьбе, — Кэт сменила тему, и мне мгновенно стало скучно.

— Не знаю. Джейк мне пока не сделал предложения.

— А ты ждешь этого?

— Да… наверное.

— Мне кажется, ты в каком-то замешательстве. Но не переживай: брак страшен только в первый раз. Потом будет легче, — Кэтрин опять рассмеялась.

Она была замужем уже три раза, поэтому считала себя выше того, чтобы говорить о браках как о чем-то сказочном и серьезном. Впрочем, я тоже не считала брак манной небесной, даже побаивалась такой ответственности. Мне просто хотелось любить и сходить с ума от любви. После этих посиделок мне стала симпатична Кэтрин. Но спустя всего неделю я узнала, что они с Дэвидом расстались. Я даже пригласила Кэт к себе, хотела утешить, но та немедленно улетела в Италию с каким-то новым поклонником. Кажется, она даже не страдала. Для меня это было дико и удивительно."
Скрин:

Глава 3

Текст:
"Входная дверь хлопнула, вырвав меня из воспоминаний. В прихожей послышались голоса. Джейк и… о, нет! Я в панике оглядела себя: вытянутые на коленях домашние брюки, измятое льняное платье поверх, неразбериха на голове. А Джейк притащил домой не кого-нибудь, а Дэвида-дьявола!

— Джейк! Джейк! — проорала я, метаясь по гостиной. Траектория напоминала броуновское движение. Хаотичное и бессмысленное.

— Лооо?

— Джейк, ты не один?! Я не одета! Не входите!

— Аха! Окей! — прокричал Джейк, я поняла, что он выпил. И прилично. И что они войдут.

Что же делать? Дэвид, тут Дэвид! Я вбежала в спальню и схватила из шкафа первое, что попалось под руку. Это оказалось ярко-синее платье из шелка с крупными воланами вместо рукавов. Вечернее. Быстро натянув его и пригладив волосы, я вышла в гостиную. Выглядела я крайне странно: отсутствие макияжа и небрежный пучок на голове, были не лучшими компаньонами к платью Lanvin (пусть это был и не совсем настоящий Lanvin, а коллекция, выпущенная в коллаборации с H&M). На ногах — домашние тапочки-балетки, черные, в яркую полоску. В придачу к этому сердце плясало кан-кан, а мозг незамедлительно стал воспроизводить картинки нашей с Дэвидом последней встречи. Его губы, поцелуй, ладони на моих бедрах… Я обрадовалась, что выпила вина, и расстроилась, что всего один бокал. Конечно же, сейчас начну краснеть и мямлить.

В гостиной стоял Джейк с букетом каких-то синих цветов, а рядом с ним Дэвид. Он держал в одной руке бутылку «Джек Дэниэлз», а в другой — шампанское. Они были очень довольны и уже навеселе. Дэвид был безупречен, хотя одет просто: джинсы, футболка и черная кожаная куртка. Будь он моим мужчиной, я бы отдалась ему прямо тут. Я представила, как он ставит бутылки на столик, подзывает меня к себе и, положив руку на шею, глубоко целует. Странно, они были одинаково пьяны, только Джейк вызывал у меня отвращение, а Дэвид вожделение. Парадокс.

— Ло, дорогая! — Джейк полез ко мне с поцелуями, но я решительно отстранила его и строго посмотрела на них обоих. Я выглядела крайне забавно. А поскольку я понимала это, значит, я выглядела просто суперзабавно. Опять провал.

— Надеюсь, хотя бы повод был… хорош! — бросила я, при этом мои глаза сияли от счастья, ведь он пришел!

— Ты завел себе новую подружку? — спросил Дэвид у Джейка. Спросил это так, как будто меня не было рядом.

— Нет, это же Ло, — глупо хихикнув, ответил тот.

— Я не узнал ее. Она всегда такая тихая… — Дэвид некультурно указал на меня пальцем.

— Я поначалу тоже так думал… — Джейк понизил голос, и они оба рассмеялись.

Я стояла позади Дэвида (он сидел на диване) и целовала его шею, вдыхая его невероятный запах. Да, я делала это! И это был не сон! «Just to thank you one more time, For everything you've done, Alcohol». Гоголь Борделло понимали, о чем поют! Благодаря алкоголю Джейк спал без задних ног в одной из комнат, а я делала то, что давно хотела, но не решалась сделать в нормальном состоянии. Моя бутылка шампанского была прикончена, я попробовала немного виски с колой и теперь могла делать все, что заблагорассудится. Вы знаете, как это бывает, эдакое чувство вседозволенности и всемогущества. Прямо как Лорд Волан-Де-Морт. Я ощущала себя очень соблазнительной, конечно, лучше не думать о том, как на самом деле я выглядела. Да, наверное, примерно как Лорд Волан-Де-Морт и выглядела.

— I’m your little baby doll, You’re my mister rock and roll, King, made me wanna sing… — я шептала ему слова из другой популярной песни на ухо, они так же подходили к ситуации. Я не видела этого, но Дэвид улыбался. Неожиданно, мои руки, скользнувшие на его грудь, были жестко перехвачены и остановлены этим самым Мистером «рок-н-роллом» и Королем моего сердца.

— Немедленно прекрати, — сказал он, и потянув меня за руки, заставил сесть на диван, рядом с ним. Не худшая позиция в моей жизни, скажу я вам, но в тот вечер мне непреодолимо хотелось большего.

— Я тебе не нравлюсь? — прямо спросила я, схватив со стола стакан с виски-колой (напиток, который до добра не доводит). — Я так люблю тебя, Дэвид, — чуть не плача выдавила я, видимо, пытаясь вызвать в нем жалость и не позволить тем самым ответить «нет» на мой вопрос.

Сомнения в моем всемогуществе рядом с этим мужчиной настигали меня даже после шампанского и виски с колой.

— Мне льстит твоя искренность, — он хоть и был пьян, но держался намного лучше. — Ты мне нравишься. Но… ты мне не нужна, как Джейку… — он кивнул на дверь спальни. Его прямолинейность выбили даже пьяную меня из колеи. Я ему не нужна. Хотя я же так и думала. Никаких сюрпризов.

— Я хочу быть с тобой…

— Я же сказал, это невозможно, — он выглядел удивленно. Мы вообще-то были едва знакомы, и такой длинный диалог завязался между нами впервые.

И тут я со своими пьяными откровениями и признаниями.

— Нет, ты не понимаешь… сегодня ночью… или… когда тебе будет угодно…

Он втянул воздух в легкие, оглядев меня, а потом забрал у меня виски и поставил его на стол.

— Ты выпила лишнего.

— Да нет же! — возмутилась я, ведь я хотела его, просто никогда бы не решилась сказать об этом. В трезвом виде я больше была похожа на Луну Лавгуд, нежели на Волан-Де-Морта.

— У тебя есть Джейк, — мужчина моего сердца настаивал на своем.

— Ты хочешь меня? — я тоже никак не унималась, вцепилась в его руку и смотрела на него отчаянно.

— Нет.

— Но несколько дней назад, в студии… — начала я, но Дэвид нетерпеливо выдохнул и проговорил:

— Послушай. Во-первых, ты выпила лишнего. Во-вторых, о том, что было в студии, нам следует забыть, мне было скучно, я немного развлек себя. В-третьих, мне приятно твое внимание, спасибо тебе, но меня так четверть мира любит.

Четвертью мира мужчина явно себе польстил.

— Ах, четверть! — возмутилась я. — А я думала, хотя бы половина!

— Как тебе будет угодно, — он развел руками. — А ты, оказывается, не такая уж тихоня… и ты мне надоела.

Я встала и отошла в сторону с крайне обиженным видом. Он улыбнулся:

— Не дуйся… я пьян, у меня иссякли аргументы. Я не хочу больше говорить об этом. И твой мужчина спит в соседней комнате. Это как-то чересчур, ты не находишь?

— Не думала, что ты такой моралист… — отозвалась я. Как и у него, у меня иссякли аргументы.

— Господи, мне еще никто и никогда в такой манере не предлагал себя, — это были его мысли вслух, и я покраснела. Что я делаю?

Я предлагаю себя. Он теперь невесть что подумает обо мне, точнее уже думает.

— Я просто люблю тебя… — тихо промямлила я, пытаясь оправдаться.

— Не путай любовь с похотью, — звезда мирового масштаба была непреклонна. Я опять покраснела и, кажется, даже протрезвела. Дэвид не сводил с меня глаз. Я решила, что он уже сто раз пожалел о том, что остался со мной после того, как Джейк уснул. И тут…

— Пойдем-ка прогуляемся, — сказал он.

Прогулялись мы до соседнего бара, где была текила, много-много текилы. Мы помирились, потом поссорились, потом подружились, я поплакала у него на плече, он меня развеселил, мы, кажется, даже танцевали. Он был очень теплым мужчиной, самым теплым и самым лучшим в моей жизни. А утром (совсем не помня, как я добралась домой) я обнаружила себя лежащую на диване в гостиной, заботливо накрытую пледом. С трудом вспомнив, что я вчера наговорила Дэвиду, я застонала от ужаса. Признавалась в любви, предлагала себя. А что мы делали в баре? Что я ему там говорила? Я не помнила. Какой позор! Я испортила все. Я разрыдалась.

Я вошла в студию под вечер, совсем бледная. По волшебному стечению обстоятельств, Дэвид был там один. Он пил кофе и курил. Увидев меня, он широко улыбнулся и затушил сигарету:

— Привет. Как ты себя чувствуешь? Ты, наверное, пришла к Джейку… а они с ребятами пошли перекусить. Скоро будут, — тон Дэвида был сладким, и я прекрасно понимала, малейшая ошибка — и он начнет издеваться. Если бы я помнила, что ему вчера наговорила в баре! Хотя и того, что сказала дома, было достаточно. Голова раскалывалась.

— Привет. Нет… я пришла к тебе.

— Ко мне? — он изобразил изумление. Как ему удавалось быть таким свежим после вчерашнего? Еще и работать весь день? Я едва стояла на ногах.

— Я пришла извиниться. Я не знаю, что на меня нашло… я редко пью. Мне очень стыдно перед тобой, — я опустила голову, а Дэвиду стало весело, и он, подмешав в голос разочарования, спросил:

— Значит, все, что ты мне вчера сказала — неправда? Я так и думал!

— Нет… это все правда… то есть это неважно! В общем, прости меня, пожалуйста! — сказав это, я развернулась и пошла к двери. Он обогнал меня и загородил дверь. Не говоря ни слова, мужчина снял мои солнцезащитные очки, желая видеть глаза. У меня был испуганный, усталый вид. В его взгляде промелькнуло что-то сродни то ли жалости, то ли умилению. Он погладил меня большим пальцем по щеке, я вздрогнула от этого прикосновения.

— Не волнуйся. Если хочешь, мы забудем обо всем.

— Обо всем? И о том, что было в студии?

— Если хочешь, и об этом тоже.

— Да. Спасибо, — я почувствовала облегчение. Конечно, я не хотела забывать о его поцелуе, но я хотела забыть о том, что он «просто себя развлек».

— У тебя нет причин стыдиться, ты ничего такого вчера не сделала и не сказала. Мне льстят твои чувства, но они ложные, ты скоро сама это поймешь. И я бы хотел с тобой общаться, ты смешная и мне с тобой легко, но… — он на секунду замолчал. — Но мы просто друзья, идет?

— Да, да… — быстро проговорила я, отводя глаза. Он позволил мне это сделать.

— Ты подождешь Джейка?

— Нет, я пойду… я не слишком хорошо себя чувствую.

— Это расплата за слизывание соли с моей руки! Кстати, я все еще не верю, что пить текилу таким образом вкуснее, — весело кинул Дэйв, отходя от двери.

Я не помнила этого. Я лизала его руку? И он мне позволил это? Черт, как я могла о таком забыть? Наверное, это было вкусно. Зачем я так много пила? Ведь это было в первый и последний раз, а я даже не запомнила! Я покраснела и быстро нацепила очки:

— Я ничего такого не делала! — в голове всплыло правило, услышанное, кажется, в мультике «Южный Парк»: «если даже тебя спалили, тупо продолжай врать». Пришлось воспользоваться им. Ничего лучше в голову не пришло. Не говорить же ему правду, которая звучала так: «Дэвид, я так сожалею, что не помню этого, может быть, повторим еще раз?» Нет, я не была такой смелой и откровенной.

— Да, да, конечно… — иронично согласился он.

— А если и делала… я просто была пьяна!

— Так делала или нет? — он не прекращал издевательства.

— Делала… Нет… Я не помню. Но даже если и делала, что с того? Ты сам предложил забыть обо всем… и тут же напоминаешь!

— Больше не буду, обещаю, — он жестом закрыл свой рот на замок. В этот момент он выглядел, как пятнадцатилетний мальчишка, честное слово.

— Мне нужно идти. И не говори, пожалуйста, Джейку, что я приходила.

— Как скажешь. Увидимся!

Впервые, услышав от него на прощание не «пока», а что-то другое, я поняла — наши отношения изменились. Точнее, отношения у нас появились. И была права.

Just to thank you one more time, alcohol!"
Скрин:

Глава 4

Текст:
"Какой русский не любит быстрой езды и какой американец не любит пробежки в размеренном темпе? Я быструю езду не любила, а пробежки просто ненавидела. Особенно теперь, когда мне приходилось бегать в ненавистных кроссовках по Центральному парку. И все мучения — ради него. Дэвид бежал рядом. Нет, неверное утверждение. Он бежал рядом первые десять секунд, а потом убегал вперед, оглядывался, замедлял темп, поджидая меня. Кидал ободряющую фразу (которая должна была меня мотивировать) и опять убегал вперед. Я быстро выдыхалась и валилась на зеленую лужайку, взмокшая, с тяжелым дыханием. Рядом со мной приземлялись разноцветные, слетавшие с деревьев листья, а потом рядом ложился и Дэвид. Эта осень в Нью-Йорке была лучшей осенью во всей моей жизни. После того вечера в баре у Дэвида вместо более логичного отвращения появилась ко мне нелогичная дружеская симпатия. Мы пару раз обедали, один раз ходили в кино (с Джейком) и уже в четвертый раз вышли на пробежку (только вдвоем).

— Я же говорил тебе, нельзя так резко останавливаться, нужно пройти немного в спокойном темпе… — мой самый дорогой инструктор по бегу в мире. И в прямом, и в переносном смысле. Интересно, сколько бы стоила тренировка у Дэвида Гэрдана?

— Я не могу! — хныкала я. — мне плохо!

— Очень плохо, что тебе плохо. В твоем возрасте нужно быть более выносливой. Зато, наверное, ты очень гибкая… — предположил Дэвид.

— Ты ошибаешься… — сказала я.

— Мммм? Не верю. Приходи завтра ко мне, сходим на йогу, — многие американцы были просто помешаны на йоге, и Дэвид не был исключением. Даже в не слишком шикарном доме Джейка (где я иногда жила, примерно по три дня в неделю) внизу был зал для йоги.

— Ну уж нет! — я очень хотела пойти, но представив себя в абсолютно идиотском виде, всю напряженную, негибкую, предпочла отказаться. — Ты только и ищешь поводы посмеяться надо мной.

— Я люблю смеяться. Но думаю, что ты меня обманываешь. Приходи, — мягко сказал он и повернулся на бок, глядя на меня. У меня защемило сердце. Мы лежали, как могла бы лежать рядом счастливая пара. Но были приятелями. Из наших разговоров я сделала вывод, что ему наскучили интрижки и проблемы с женщинами-любовницами, но надо было чем-то себя занять и он выбрал как развлечение меня. Я была забавна, легка, на все соглашалась, обожала его, не вызывала в нем лишних желаний и не создавала никаких проблем. Он сам звонил мне, когда хотел встретиться, я всегда была доступна. Один раз я решилась и позвонила ему, чтобы пригласить на выставку русского искусства, которую привезли в Метрополитен-музей. Но Дэвид, сославшись на занятость, отказался, и я больше никогда его не беспокоила. Итак, 100% расслабленность и праздность, и 0% проблем. Этим коктейлем я была для Дэвида.

— Дэвид, не уговаривай меня, пожалуйста, — это был первый раз, когда я возразила. — Я не могу тебе отказать, но буду делать это против своего желания, и мне будет неудобно.

— Хорошо, — он улыбнулся. — Тогда просто заходи в гости, можешь взять Джейка.

— Джейк уехал к родителям на неделю.

— А ты почему осталась?

— У меня работа… идут новые поступления, и я не могу уехать. — Он даже не знал, кем я работаю, не стал интересоваться и теперь. 0% проблем.

— Тогда тебе тем более нужно прийти ко мне. И что-нибудь приготовить. Джейк говорил, что ты вкусно готовишь.

— Мне? Нужно? Готовить тебе? Это еще зачем? — я шутливо пихнула его в бок и поднялась. Уверена, миллионы людей хотелы бы шутливо пихнуть в бок Дэвида Гэрдана. Хоть это он мне позволял! Дэвид тоже встал на ноги и убрал с моего плеча травинку.

— Так ты придешь?

— Да, — разве я могла ответить иначе? Слово «нет» было у меня припасено для кого угодно, только не для этого мужчины. С ним я чувствовала себя главной героиней фильма «Всегда говори да». Надеюсь, Джим Керри не обиделся на то, что я хотела украсть его роль.

— Тогда до завтра, — он приблизился и целомудренно поцеловал меня в щеку. Сам поцеловал. Все-таки я была очень везучим человеком.

— До завтра, Дэвид.

Жилище Короля Моего Сердца представляло собой новый, построенный с учетом сохранения окружающей среды, дом. С видом на Гудзон, консьержем, фитнес-центром, залом для занятий йогой, библиотекой, рестораном органической кухни и многим другим. В этом доме проживали сплошь миллионеры да знаменитости. По секрету мне сказали, что там жил сам Леонардо ДиКаприо. Я не могла придумать, в чем я могу заявиться к нему домой в назначенный час. Я иногда жалела, что мое русское сознание не позволяет мне быть собой, а заставляет казаться лучше, чем я есть. Американцы были более расслабленны в отношении одежды. Одет чисто, опрятно — вот и хорошо. Та же Кэт обычно носила юбку-карандаш и простой топ, и Дэвида это вполне устраивало. А мне нужно было изображать из себя Марфушеньку-душеньку из сказки «Морозко». Правда для макияжа я использовала все-таки не свеклу, а румяна «Шанель», которые пахли пионами, а оттенок назывался так красиво (ах!) «In Love». Итак, было принято стратегическое решение примерить образ «богатой» русской. Жизнь меня ничему не учила, и после провала на ужине с музыкантами я все равно оставалась в своем репертуаре. Откопав в шкафу длинную винтажную юбку в крупный цветок, я прибавила к ней бежевый джемпер (купленный в мужском отделе одного магазина, относящегося к mass market) и завершила образ декоративным воротничком. Аксессуар представлял собой тонкий воротничок из норки, застегивающийся спереди и украшенный на застежке разноцветными камушками. С ароматом все обстояло просто, с предыдущей зарплаты я разорилась на Kilian «Love don’t be shy». Этот запах был самой любовью, я не стыдясь нюхала себя, когда он был на мне. И даже иногда наносила его перед сном. От него кружило голову. Да, он был прекрасен, как сама любовь. Не очень довольная собой (на это я в любом случае не рассчитывала, с моей-то склонностью к самобичеванию), я поехала к Дэвиду. Тогда я снимала комнату в районе Бруклина Парк Слоуп, в двухбедрумной квартире. В отличие от русских вариантов, американская «двушка» представляла собой две спальни и гостиную, что было равно нашей трешке. Моей соседкой была Сьюзан, она приехала в Нью-Йорк из Эшвила и работала в салоне красоты парикмахером. Добираться до жилища мистера Гэрдана мне было не очень долго: немного пешком, немного на метро. Итого минут тридцать. Собрав по пути множество взглядов и пару комплиментов, касающихся моего образа, я поняла, что опять вырядилась. «Богатая» русская в жуткой нью-йоркской подземке. Забавно.

Войдя в безлюдный вестибюль дома, стоящего на берегу Гудзона, я увидела консьержа за стойкой и табличку с надписью: «All guests must be announced». Надеюсь, мистер Гэрдан анонсировал мой визит.

— Добрый день, — я улыбнулась консьержу. — Я пришла к мистеру Гэрдану, — естественно, в моем голосе была гордость.

Мужчина очень дружелюбно поздоровался и спросил мое имя. Он набрал какой-то номер, спросил ожидают ли Мисс Ло--Лоо--Ухин, выслушал ответ и обратился ко мне:

— Да, мисс Лооо--пухин, — он опять запнулся на моей фамилии и произнес ее неверно, ЛопУхин, но я не стала поправлять. — Вы знаете, куда идти?

— Ммм… нет, — когда Дэвид пригласил меня, он не вдавался в подробности.

— Вам нужно подняться на лифте на последний этаж. Мистер Гэрдан живет в пентхаусе.

Конечно, а где ему еще жить? Я даже не удивилась. Почему-то вспомнился Аль Пачино в фильме «Адвокат Дьявола». Дэвид был очень похож на него по типажу, в нем было тоже что-то итальянское (про дьявольское я молчу): выразительный нос, темные волосы, странные глаза, которые казались темными, но при ближайшем рассмотрении были то ли зелеными, то ли серыми, то ли цвета виски, мне пока не удалось их идентифицировать. Идя к лифту, я надеялась на то, что у него в пентхаусе нет ужасной движущейся стены, как в фильме. А против извращенного многочасового секса я не возражала, хотя понимала, что об этом остается лишь мечтать. Мне нравился этот новый дом, несмотря на то что после жизни в историческом районе Санкт-Петербурга я была поклонницей старых домов с высокими потолками, лепниной, пусть не очень свеженьких и удобных. Дом Дэвида сочетал в себе современные технологии и тему экологии. Повсюду были предметы, подчеркивающие близость к природе: дерево, камень, живые цветы. Это мне понравилось.

Дверь его квартиры была открыта нараспашку. Что было плохо — в таких домах сделать хозяину сюрприз или неожиданно заявиться в гости совершенно невозможно. Никакой русской импровизации на тему «ах, вы не ждали, а вот и я!»

— Мистер Гэрдан? — осторожно позвала я, встав на пороге. Я была хорошо воспитана, как настоящая Петербуженка, и входить без разрешения не было в моих правилах. Даже в широко распахнутые двери.

— Лооо? — прокричал он откуда-то из глубины апартаментов. — Заходи!

Гостеприимство не было коньком английского джентельмена мистера Гэрдана. Сняв обувь, я прошла вглубь квартиры. Вопреки моим ожиданиям, апартаменты были очень светлыми (совсем не такими, как в «Адвокате»), мебели было немного и все было предельно аккуратно. Я заглянула в одну из комнат — мужчины там не было, потом во вторую — это вообще оказалась спальня с кроватью из черного дерева и белоснежными подушками, наконец я обнаружила Дэвида, он был на кухне. Он стоял ко мне спиной, на нем была простая черная футболка, темно-синие джинсы. А еще он был босиком.

— Здравствуй, Ло. Располагайся, — он так и не повернулся. — Будешь кофе? — мужчина возился с кофемашиной.

— Привет, Дэвид… да, пожалуй, буду. Я принесла нам пончики с сырным кремом.

И тут он обернулся. Такой красивый, невероятно красивый и небритый. У меня перехватило дыхание.

— Ты ешь пончики? — он был удивлен. Наверное, он питается только органической пищей. А тут я с жирными пончиками. Очередной провал?

— Да… а ты нет? Они же вкусные. Особенно с сырным кремом.

— Хм… по тебе не скажешь. Я думал, ты live on thin air.

— Что это значит? — не поняла я. Видимо, какой-то оборот, с которым я не была знакома. Он улыбнулся:

— Это значит, что ты ничего не ешь.

Я вспомнила округлые формы Кэт и ее приличного размера грудь. Наверное, поэтому он меня и не хочет. Мой размер XS сверху, плавно переходил в S снизу. Но мне это нравилось. Очень жаль, что наши вкусы не совпадали.

— А, питаюсь святым духом! — озарило меня. Он рассмеялся.

— Наверное, можно и так сказать. Кстати, ты голодна? Миссис Льюис приготовила что-то…

— Миссис Льюис? — переспросила я.

— Ну да. Моя домработница.

Я заулыбалась. Ну, точно. Не мог же он сам поддерживать квартиру в таком порядке. Красиво жить не запретишь, как говорится. Вообще, в Америке даже не очень богатые люди могли позволить себе приходящую домработницу. Я и Сьюзен убирали в квартире сами, но уже подумывали, чтобы платить кому-то. Проблема была в нехватке времени и моей нелюбви к уборке. Из всех домашних дел на отлично я справлялась только с приготовлением пищи и мытьем посуды. Второй навык был бесполезен: у нас была посудомойка. Впрочем, и первый тоже: на это не было времени.

— Спасибо, Дэвид, я не хочу есть. Только кофе и пончики.

Движущейся стены с призраками у Дэвида-дьявола в квартире не было, но была музыкальная комната, полная пластинок и литературы. Я почувствовала себя как в музыкальном магазине. Только это было лучше. У мужчины был безупречный вкус, и в этом «магазине» были собраны прошедшие его строгий, но справедливый отбор альбомы и исполнители. Как говорится, very good selection. Представляю, сколько бы отдали его поклонники, чтобы оказаться тут. Все же я была не просто везучей, а очень-очень везучей.

— Надо же, сколько у тебя пластинок! И проигрыватель… — я восхищенно разглядывала богатую коллекцию Дэвида.

— Ты знаешь, что это такое? — удивился он, имея в виду проигрыватель для пластинок. Я надулась:

— А ты думаешь, что я совсем дикая?

— Нет, конечно, нет. Просто не все молодые люди знают, что это.

Я фыркнула. Наверное, он заблуждался насчет моего возраста и, вероятно, развития. «Молодые люди». Мне стало даже интересно, какой возраст он мне приписал, и не это ли является причиной того, что он не хочет ко мне прикасаться? Ведь не так давно, на корпоративе посвященном дню рождения компании, две девушки, слушая мои истории о работе в Китае, поинтересовались, сколько мне лет. Услышав цифру, они были поражены. Они думали, что мне 18. Восемнадцать! Наверное, виной всему мое инфантильное поведение. Вдруг он думал так же?

— Дэвид, я даже умею этим пользоваться, — чуть тише сказала я, будто делюсь с ним тайной, не подлежащей выходу за пределы этой комнаты.

— Правда? Отлично. Продемонстрируй мне, пожалуйста, — видимо, он мне не поверил. — Давай сначала выберем пластинку. Что бы ты хотела послушать?

— Тебя, — не задумываясь ответила я.

— Меня? Хорошо. Вот тут, — он указала красивой рукой на ряд пластинок, — работы моей группы, а тут — мои сольные проекты. Их немного. Выбирай.

Чувствуя себя прикасающейся к какому-то таинству, я достала пластинку под названием «Не уходи, пока не случится чудо». Это была его сольная работа.

— Почему ты выбрала ее? — мужчина был заинтересован.

— Я… ну… ваши с группой работы великие, это шедевры… а твои… они такие мелодичные, блюзовые, очень уютные и эмоциональные. Сейчас мне они больше по настроению.

Мужчину удовлетворил мой ответ. Он определенно остался мной доволен. Как будто я сказала то, что он сам о своих песнях думал. Я протянула ему пластинку, но он покачал головой и указал своими длинными пальцами на проигрыватель. Приглашающий жест. Мол, сказала «гоп», теперь давай прыгай. Правда состояла в том, что проигрыватель я видела и пользовалась им, но это было лет эдак двадцать назад. Ребенком я ставила на него пластинки вроде «Черная курица, или подземные жители», «Басни Крылова», «Двенадцать месяцев». Тогда я им умела пользоваться прекрасно. Остается только вспомнить. Так, нужно поставить пластинку, потом включить какую-то кнопку, потом поставить эту штуку с иголкой… или сначала штуку, а потом включить? И где же он включается? Присутствие мужчины моей мечты рядом и нежелание перед ним опозориться даже в такой мелочи лишь добавляло неуверенности. Дэвид терпеливо ждал.

— Эммм… ну, сейчас… — вяло анонсировала я грядущее включение проигрывателя. Судя по виду, проигрыватель был не из дешевых, и мне очень не хотелось его испортить. Я достала пластинку и из глубин моей памяти всплыла информация, что ее (вроде бы) нельзя трогать пальцами, но было поздно. Отпечатки всех пяти пальцев присутствовали на ребристой, черной поверхности. Я ойкнула и принялась вытирать ее подолом винтажной юбки, быстро сориентировавшись, что из двух вещей представляет большую ценность. Дэвид едва сдерживал смех. Да, я исполняла роль клоуна, думаю, из-за этого он меня и держал подле себя. Наконец, водрузив пластинку на круглую штуку (я не знала терминологии и устройства проигрывателя), я призадумалась. Почему я могла сделать это в детстве и не могу сейчас? Нет, я вспомню, сейчас вспомню. Как же я ставила эту «Черную курицу»? Так что сначала, поставить штуку с иголкой или включить? Включить или поставить штуку с иголкой? Я почувствовала, что Дэвид приблизился. Он встал вплотную позади меня, взял мою руку своей и проделал все нужные манипуляции. Полилась музыка. Я дрожала. Самое смешное, что я так и не запомнила, порядок действий (штуку с иголкой поставить или включить), поскольку его прикосновения лишали меня возможности мыслить. Не говоря ни слова, он отошел и сел в кресло. Я не отказала себе в удовольствии сесть на подлокотник того же кресла. За ним было интересно наблюдать. Он слушал свои песни совсем не так, как я. Его лицо было сосредоточенно, он покачивал головой в такт музыке, думал о чем-то, иногда на его губах возникала едва заметная улыбка. Он явно анализировал, а не наслаждался. Мне так захотелось стать им, влезть в его голову, услышать музыку так, как слышит ее он. Такие странные желания возникали у меня впервые. Честное слово, он делал со мной что-то противоестественное, при этом ничего не делая. Дьявол.

После мы переместились в гостиную, где Дэвид налил себе виски с большим количеством льда, а я пила чай с мятой. Мне не хотелось дурманить себя алкоголем. Завтра приезжал Джейк, и мне нужно было запомнить каждое мгновение нашего вечера. Хватало и того, что я была одурманена его присутствием, его запахом, взглядом и голосом.

— Можно задать тебе один вопрос?

Дэвид посмотрел на меня с подозрением. Он явно думал, что от «этой русской» можно ожидать чего угодно. Он как-то мне сказал, что я веду себя непредсказуемо и странно, но ему это нравится. Комплимент, который любой Водолей оценит. Помимо того, что я была русской, я еще была и Водолеем. Очень взрывоопасный коктейль, скажу я вам.

— Задавай, не нужно спрашивать разрешения. Или вопрос очень личный?

— Нет, не думаю… Почему… почему ты общаешься со мной?

— Даже не знаю, Ло… — он развел руками. — Мне с тобой спокойно и весело… Но дело не только в этом. Я не очень общительный человек, хотя, наверное, кажется иначе. Но в то же время и полное одиночество не по мне. А с тобой я чувствую, что вроде бы и не один, но в то же время и не напрягаюсь.

— То есть я пустое место? — попыталась я подвести итог. Его слова ужасно задели меня как женщину. Он покачал головой:

— Нет. Я не знаю, как это объяснить. Просто мне спокойно в твоем присутствии. И ты забавная.

Забавная. Это комплимент? Мне хотелось быть для него хоть немного привлекательной или хотя бы интересной. А я была просто забавной. Шутом, клоуном. Может быть, виной мой образ матрешки-Марфушеньки? Все, с завтрашнего дня только черное, серое и бежевое.

— Забавная? Что это значит? — я попыталась получить больше информации.

— Это значит, что мне еще не хочется выставить тебя за дверь. Может быть, останешься на ночь? — совершенно неожиданно предложил он. Могла я отказать? Конечно, нет!

— Ну… а что же подумает Джейк? — прежде чем дать согласие, я решила ему припомнить аргумент, которым он щедро пользовался, когда мы напились. На него это не произвело ни малейшего впечатления, Дэйв ответил:

— Этого я не знаю. Если ты волнуешься по этому поводу, тогда, наверное, идея не самая лучшая.

— Я останусь, — ответила я. Разве были другие варианты?

Дэвид предложил мне ту самую спальню с кроватью из черного дерева и белоснежным бельем. Из ее панорамных окон открывался потрясающий вид на Гудзон. Вообще, я впервые в жизни была в таких дорогих апартаментах и впервые в жизни собиралась спать рядом с таким шикарным мужчиной. В разных комнатах, да. Но рядом же! Хотя почему в разных комнатах? Я села на кровати. Дэвид выделил мне одну из своих футболок для сна, она была хорошо постирана, и как я ни старалась, его запах не могла почувствовать. А может быть, она была вовсе новой. Итак, завтра приедет Джейк. Когда еще в моей жизни будет такая возможность? Да, заявиться к Королю в спальню — это безумно и неприлично. И он мне дал понять, что я просто забавна, что слишком худа, что я практически пустое место. Но лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и потом еще больше жалеть об упущенной возможности. Позитивное мышление, жизнь слишком коротка, нужно осуществлять свои желания!

И вот, две минуты спустя я стояла на пороге его спальни, стараясь все делать бесшумно. Откуда я набралась смелости и наглости, я не могла понять. Скорее всего, это была либо крайняя степень отчаяния, либо действие мотиваторов про короткую жизнь и позитив. Он спал на большой кровати, одеяло чуть сбилось в сторону, было темно, но даже сейчас было видно, насколько он красив. На нем была такая же футболка, что и на мне. Я очень тихо подошла к кровати (кажется, я не дышала, забыла, как это делать) и забралась под одеяло. Я легла на бок, спиной к нему, в позу под названием «все так и было». Он тут же обнял меня и я вздрогнула. Прогонит?

— Я все ждал, когда ты придешь… — хрипло проговорил он, мне на ухо и по коже моментально побежали мурашки.

— Ждал?

— Да… мне не следовало просить тебя остаться.

Господи, неужели? Я не верила своим ушам и замерла в ожидании. Но ничего не происходило. Только его горячее дыхание позади и его тело, так близко, ужасно близко.

— И что теперь? Мы… мы можем уснуть?

— Именно.

— Я так хочу тебя… — не выдержала я и опять завела разговор на неугодную ему тему.

— Я знаю, мне это приятно.

Неужели он ничего не чувствует? Он же такой сексуальный мужчина! Неужели я так непривлекательна для него? Тогда, в баре Кэт поделилась со мной информацией о том, что Дэвид просто невероятен в постели (ну, я-то в этом и не сомневалась), так что никаких проблем у него и быть и не могло. Проблемы были со мной и у меня, однозначно. Что же было не так?

— Дэвид… пожалуйста… ну что тебе стоит? Ты через неделю и не вспомнишь… — взмолилась я. Странно, даже в этот момент я не чувствовала себя униженной и жалкой, я чувствовала лишь одно — я хочу его, и должна этого добиться. Средства не важны. Если как женщина я ему не очень интересна, буду давить на жалость. Что он творил со мной? Где же гордость?

— Какие ужасы ты говоришь, — тихий дьявольский смех за спиной. — Спи, Ло.

— А я… Это будет лучшее в моей жизни. И мне не 18 лет… — зашла я с другой стороны вопроса, попытавшись к нему развернуться, но он удержал меня, оставив в положении к нему спиной.

— Замечательно, — пространно прокомментировал он.

— Ты что, не понимаешь, что ты меня мучаешь? — тихо спросила я.

— Ты сама пришла. У тебя есть выбор, Ло. В апартаментах еще четыре спальни, помимо этой. Ты можешь занять любую.

— Но мне нравится эта, — я опять попыталась перевернуться, но он крепко меня держал.

— Тогда не дрыгайся и спи.

Я надулась, зарылась носом в подушку, которая (о, да!) пахла моим Дэвидом и очень быстро заснула.

Проснувшись утром в его объятиях, после ночи, в которую абсолютно ничего, кроме спокойного, здорового сна, не случилось, сомнений больше не было: для мистера Гэрдана я была чем-то сродни мягкой игрушки, которая еще умела говорить, бегать трусцой, смешить и обожать его. Но я была довольна и этой ролью. Лучше, чем ничего. Намного лучше."
Скрин:


Глава 5

Текст:
"Как неприятно возвращаться в тусклую реальность! После недели проведенной без Джейка, его возвращение было как снег на голову. Пришлось вспомнить, что я с ним встречаюсь, вообще-то. А Дэвид Гэрдан это больше факультатив, чем основное занятие. Я поморщилась. Как я могла так думать о моем Джейке? В кого я превращаюсь? Откуда этот цинизм, наглость и отсутствие всякого стыда? Покопавшись в себе, я поняла, что мне все-таки стыдно перед Джейком. Но ничего с собой поделать я не могу. Мы были в любовном треугольнике, который выглядел странно: Джейк любит меня, я люблю Дэвида Гэрдана, Дэвид Гэрдан не любит никого.

Узнавая Дэвида все лучше, я понимала, что в нем нет изъянов: безупречная внешность (от кончиков аристократически длинных пальцев до носков его дорогих ботинок, богатый внутренний мир, творческая составляющая. И еще, он был очень добрым человеком. Внутри, он был самым лучшим, я знала это. Только он не любил это показывать.

Джейк Найт был тоже хорошим. Пока не возникло то, что называется «все познается в сравнении». Сравнения с Дэвидом он не выдерживал. У него не было выразительного, очень мужского профиля. У него не было длинных пальцев, на которые хотелось смотреть часами (и не только смотреть). У него не было идеально очерченных губ. У него не было сражающей наповал сексуальности и пластики. У него не было татуировок, в которых были заключены истории или моменты жизни, о которых я любила гадать. У него не было длинных ресниц. У него не было идеального телосложения, как у Христа с картины Рубенса. У него не было дорогих костюмов и отчетливого чувства стиля. У него не было черного, блестящего Ягуара (а если бы и был, за его рулем он не смотрелся бы столь органично). У него не было уникального, бархатного голоса. У него не было такого понятного мне чувства юмора. У меня не сводило от желания низ живота, только потому, что он поправил выбившуюся прядь моих волос. У меня не было ощущения безграничного счастья, только потому, что он позвонил и попросил о встрече. У него не было умения смутить меня парой слов или взглядом. Все, что у него было для меня важного, это мое уважение и симпатия, основанные на воспоминаниях о том, как же неплохо нам было раньше. А как долго можно протянуть на воспоминаниях?

Как назло, Джейк вернулся из поездки воодушевленный, и мне пришлось с ним много разговаривать. Пока он рассказывал, чем занимался всю неделю, я перебирала в голове то, чем мы занимались с Дэвидом. Пять раз он поцеловал меня в щеку, бесчисленное количество раз подшутил надо мной, прислал две смски («Ок, я буду через 5 мин. D» и «Я стою на углу, а ты где? D»), один раз заставил попробовать блюдо из своей тарелки, два раза посадил к себе на колени, один раз подвез на своем красивом «Ягуаре» до дома, один раз спал рядом со мной и обнимал, и один раз…

- Ты что не слушаешь? – голос Джейка. Я встрепенулась.

- Конечно… конечно слушаю! – «даже если тебя спалили, тупо продолжай врать».

- И что я только что сказал?

К сожалению, правил как вести себя в ситуации, когда тебя дважды спалили, я не знала. Придеться во всем признаться.

- Прости… я… просто столько дел с этими новыми поступлениями. – нет, я все-таки тупо продолжала врать. Джейк улыбнулся и обнял меня.

- А мне нравится твоя работа, ведь благодаря ей мы и познакомились.

- Мне она тоже нравится, Джейк. Просто сейчас ее слишком много.

- Милая, если хочешь, ты можешь поискать другую работу, которая не будет тебя сильно напрягать, и переехать ко мне. – предложил Джейк, а мне стало стыдно. Он такой добрый, а я чуть не изменила ему! Если бы не сознательность Дэвида, я бы изменила! Покраснев, я вспомнила, как вчера уговаривала Дэвида заняться со мной сексом. Как же хорошо, что он отказал. Какие же прекрасные, добрые мужчины меня окружают.

Итак, третий угол треугольника: запутавшаяся, завравшаяся и влюбленная в невозможное, я.

В моей жизни случались моменты, когда Джейк был мне необходим, и когда мне казалось, что я все еще люблю его. Это происходило тогда, когда наша дружба с Дэвидом давала сбои. Однажды, он позвонил мне утром и пригласил на ужин. Я сначала очень обрадовалась. Потом расстроилась, потому что уже была на работе и мой внешний вид никак не соответствовал вечеру под названием "Ужин со звездой мирового масштаба". Нужно было что-то срочно придумать. Я отпросилась с работы пораньше и побежала в Macy's. Хочу вам сообщить, что ходить по магазинам в состоянии предвкушения встречи с любимым мужчиной и с очень ограниченным количеством времени и денег, удовольствие не из приятных. К тому же, ни одна из вещей не казалась мне достойной того, чтобы быть одетой на свидание с Королем. "Когда не знаешь что надеть, надень черное платье!" - моя заповедь всплыла голове и неожиданно решила все проблемы. Чтобы быть не совсем пресной, я купила безразмерное пальто конфетно-розового цвета, очень популярное в том сезоне. Истратив все деньги до единого цента (но не испытав по этому поводу сожалений), я поехала в назначенное место.

Уже через час, я стояла посреди улицы в новеньком розовом пальто и хлюпала розовым носом. После того, как Дэвид не появился, и я прождала 30 минут, я позвонила ему, а в ответ услышала:

- Ах, Ло… я забыл, я занят. Позвони завтра.

И все! Даже никаких извинений! Я была очень подавлена. На автопилоте зашла в метро, села в поезд и включив трогательную песню со словами:

"Тебя так легко любить и обожать,

Я буду следовать за тобой.

Ты невероятен.

Если ты сойдешь с ума, захвати и меня с собой,

И последую за тобой куда угодно, куда угодно".

Проблема была в том, что никто и никуда захватывать меня не собирался. Обо мне просто забыли. Как он мог? Почему даже не извинился? И тут… да, я вспомнила о Джейке. О моем милом Джейке, который за сегодняшний день уже два раза звонил мне и написал пять сообщений. Я набрала его номер, как только вышла из метро. Он был очень добр и ласков, он жалел меня. Джейк стал чем-то вроде неотложной помощи в ситуациях, когда с Дэвидом все было плохо. Конечно, я не могла раскрыть ему причину моей грусти, поэтому придумывала разные поводы: то плохое самочувствие, то неприятности на работе, то тоску по родным. Он всему верил и всегда меня поддерживал. Если бы он знал, какой на самом деле была его Ло, и что было причиной ее страданий… Я даже не хочу думать, как больно бы я ему сделала. Впрочем, в такие моменты, я была искренне ему благодарна, нуждалась в нем, и даже занятия любовью были полны прежней страсти. Он был моим спасителем. Мне казалось, что он именно тот, с кем я должна быть. Но это была лишь одна часть наших отношений.

Вторая обрушивалась на моего мужчину, когда с моим любимым мужчиной у нас все было хорошо. Например, мы сходили на пробежку, Дэвид был со мной крайне мил, купил бельгийские вафли с клубникой и "Нутеллой", которые мы съели на скамейке в Центральном парке, подвез в Бруклин на Ягуаре (расстояние, на которое не каждый нью-йоркер отважится), обнял на прощание и шепнул мне на ухо: "До встречи, моя девочка". В этом случае, Джейка ждала, так называемая, "поймавшая звезду на лоб" Ло. Я подшучивала над ним (иногда ирония граничила с сарказмом), ставила ультиматумы, не шла на компромиссы, никак не реагировала на просьбы обсудить "что случилось". Изредка отвечала на его сообщения и никогда сама не звонила. Отказывалась от секса, даже не утруждая себя оправданиями, просто говорила: "не хочу". Могу себе представить, как это задевало его мужское достоинство! Но Джейк терпел меня, потому что очень боялся потерять. Он был искренне уверен, что такую красавицу как я ему больше не найти. Он все прощал. Он слишком меня любил.

Контрастный душ из чувств и эмоций не только не отталкивал его от меня, но лишь укреплял его привязанность. Я оставляла его в недоумении, он видел, что я не играла, что все по-настоящему, и никак не мог понять, почему я то холодна и жестока, то вдруг самая любящая и мягкая женщина в мире. Мужчины не любят, когда женщины к ним слишком привязаны - в этом был секрет моей привлекательности для Джейка, и моей непривлекательности для Дэвида. Но я не могла иначе. Я слишком его любила.

Но однажды, когда я обидела Джейка своим поведением до крайности, и он заговорил о том, что нам надо расстаться (а Дэвид как раз уехал из города и не мог опутать меня туманом своих чар), я испугалась. Я испугалась, что потеряю мужчину, который любит меня так, как никто в жизни не любил. В тот день, я дала себе обещание стать хорошей. Стать прежней Ло. Воспринимать каждого из мужчин так, как они того заслуживали: Джейк – мой мужчина, а Дэвид – просто приятель.

Так у нас и продолжалось некоторое время: я, Джейк и мой приятель David-Devil. Продолжалось до тех пор, пока Джейк не стал моим мужем."
Скрин:

Глава 6

Текст:
"Решение выйти замуж за Джейка было одним из самых переломных моментов в моей жизни. Я совершила большую ошибку. Это было сродни эпохи Темных Веков, только в хронологии моей жизни. Прежде чем приступить к повествованию об этом сложном периоде, я бы хотела еще немного задержаться во времени, которое больше было похоже на расцвет Римской Империи, и в нем было место веселью, красоте, мечтам, и, конечно же, чревоугодию. И все это - с Императором моего сердца.

Это случилось в Маленькой Италии, одном из самых любимых мною уголков Нью-Йорка. Мы с мужчиной моей мечты, облюбовали там один небольшой ресторанчик. Я, как рассеянный Водолей, никогда не могла вспомнить его названия, и узнавала его чисто визуально. Между собой мы назвали его "Наша Италия". Это было первое "наше", что у нас появилось. Стоит ли говорить, как счастлива я была в тот день, когда Дэвид произнес: "Встретимся там же… в Нашей Италии". Как хорошо, что он не видел моего лица в тот момент! Как же легко ему было сделать меня счастливой. И почему Джейк так не умел?

В тот день, Император пригласил меня «по делу». У Джейка намечался день рождения, и он хотел узнать, что ему подарить. Мужчина сидел с сосредоточенным выражением лица, пытаясь произвести впечатление занятого человека, который пригласил меня на ужин только потому, что это единственное время, которое он смог выкроить из плотного графика. Я, напротив, предпочитала думать об ужине как о свидании, и оделась соответственно: белое платье из тонкого шелка, асимметричное, на одно плечо. Заманчиво обнажающее ключицы, оно чем-то напоминало римскую тогу. Волосы меня в тот день поддержали, и вместо частого сумасшествия продемонстрировали умение укладываться в красивые локоны, как у озерной нимфы. И даже босоножки состоящие из множества ремешков были похожи на римские сандалии, единственное, что указывало на их современность - высокий каблук. Кстати, высокий каблук был роскошью, которую женщины в Нью-Йорке позволяли себе крайне редко.

Обычно, мы только завтракали или обедали тут, но в этот раз я смогла объяснить Джейку свое отсутствие во время ужина. Я не стала врать, так и сказала, что отлучусь из-за его дня рождения. О подробностях я умолчала, и Джейк был даже доволен таким вниманием и заботой с моей стороны.

- Ты куда-то потом идешь? – спросил Дэвид, на котором были простая толстовка и треники. Но раз уж он был Императором, ему было позволено все. Даже треники за ужином в компании благородной римлянки. Я мягко улыбнулась:

- Нет, почему ты так решил?

- Ты потрясающе выглядишь. Очень красиво… - он без стеснения разглядывал меня, и мне даже показалось, что ему нравятся мои выпирающие ключицы. Надо же! На моем лице расплылась широченная улыбка. Он редко делал мне комплименты, не знаю почему, ведь в Америке это было просто вежливостью, а не показателем заинтересованности в женщине. Но Дэвид меня этим не баловал даже из вежливости. Зато он постоянно мне улыбался. От души и тепло. Я любила его улыбку, она была для меня лучше любого комплимента. А тут и то и другое. У меня закружилась голова.

- Спасибо. Я просто подумала, что даже обсуждать дни рождения надо в нарядном платье.

- В таком случае, может быть ты подождешь, я съезжу домой и надену костюм? – спросил Император, перелистывая меню.

- Нет, нет… мне очень нравится эта толстовка… и твоя небритость… и… обувь! Да, и обувь тоже очень нравится.

Дэвид посмотрел на меня с подозрением:

- Ты же не видела моей обуви.

Действительно, когда я пришла, он уже сидел за столом. Но ведь мне все в нем нравится!

- Она мне нравится заранее. – кивнула я, и мужчина высунул из-под стола одну ногу, демонстрируя мне кроссовки. Я вдруг вспомнила мой любимый телесериал "Рим", и на секунду представила Марка Антония, встающего из-за стола в красной тоге, а на его ногах вместо сандалий - кроссовки. Мне стало смешно.

- А так? - улыбаясь спросил он, прекрасно зная мое отношение к спортивному стилю одежды.

- Очень хорошие… - отчаянно закивала я, прогоняя из мыслей Марка Антония в кроссовках. Как хорошо, что Дэвид не мог забраться в мою голову и узнать, что в ней происходит!

- Я знаю, ты просто хочешь, чтобы я побыстрее их спрятал. – рассмеялся он, убирая ногу. К нашему столику подошел официант.

- У нас деловой ужин или….? – спросила я, но договорить не успела.

- Или. – видимо, мужчина решил, что раз его вид все равно не подходит под слово "деловой", пусть это будет просто ужин. Это "или" подняло мое, и без того уже хорошее, настроение.

- Ммм, тогда я буду красное вино.

- Какое? – спросил официант и начал перечислять что-то, называя сорта и выдавая информацию, которая для меня ничего не значила. Обычно вино заказывал Дэвид, и он уже приоткрыл губы, чтобы сделать самый лучший выбор, как вдруг я воскликнула:

- Нет, я буду мульс! И салат с тунцом. И побольше вашего вкусного хлеба, пожалуйста.

Император и официант удивленно на меня посмотрели.

- Мульс? Это что еще такое? - спросил Дэвид, и я знала, что у официанта есть ко мне точно такой же вопрос. Все-таки, я была настоящим Водолеем - вводить взрослых мужчин неожиданными заявлениями в ступор за пол секунды было моим призванием.

- Это древнеримский напиток. - ответила я.

- Простите, я не уверен, что у нас это есть. - проговорил официант.

- Конечно есть! Это просто вино с медом и водой. Римляне пили его за ужином.

- Не знаю, что там пили римляне, Ло, но ты уверена, что разбавлять вино водой это хорошая идея? - спросил Император. Он явно пытался сорвать мой вечер в стиле Древнего Рима. А еще, он был Тельцом по гороскопу, поэтому его замечания и мысли всегда были рассудительны, а иногда и приземленны.

- Я думаю, Дэвид, римляне знали, что они делали, ведь у них даже была система канализации!

Мужчина громко рассмеялся. Мое замечание о канализации было явно к месту, и ко времени.

- Сделайте, пожалуйста, ей этот мульс… - улыбаясь попросил Дэвид и зачем-то добавил - она русская.

Видимо, это должно было снять все вопросы о моем странном поведении и желаниях.

- А мне принесите, пожалуйста, виски и все. - сказал Дэвид, как отрезал. Заказ настоящего мужчины. Но только не Императора. Нет, он все-таки отчаянно пытался испортить мне вечер в Риме!

- И все? – удивилась я.

- Я уже ужинал. Если что, попробую твой салат.

- Конечно. Я уже поняла, что тебя нереально отучить от варварских налетов на мою тарелку. Лучше согласиться добровольно.

- Умная девочка. – проговорил Дэвид с одобрением. Он постоянно вытаскивал своими красивыми пальцами самые вкусные кусочки из моей тарелки, как вы понимаете, меня это совершенно не злило.

- Как прошел твой день? – этот вопрос был стандартным для наших дружеских встреч. Я всегда задавала его, и делала это не из праздного любопытства или вежливости. Мне нравилось слушать о том, чем Дэвид занимался. Он умел рассказывать об обычных вещах с юмором, и мне казалось, что каждый прожитый этим мужчиной день может с легкостью быть обменян на месяц моей жизни. Он умел делать шоу не только на сцене, но и вне ее. Так, за разговорами, я допивала уже третий бокал мульса, а Дэвид третью порцию виски. А мы даже не начинали обсуждать предмет, по поводу которого была назначена встреча - день рождения Джейка.

- Мне нужно отлучиться … - я встала, неловко отодвинув стул. Видимо, они решили не добавлять воду в вино, поскольку я была пьяной. – Ой…

- Так, так… да ты уже хороша! Может быть, тебя проводить?

Не смотря на то, что я стояла на ногах сносно, и дойти до туалета не составило бы труда, я (само собой!) согласилась. Дэвид взял меня под руку:

- Ты такая высокая…

- Это все они…

- Кто?

- Каблуки. – я чуть подняла ногу, демонстрируя Дэвиду и высоту каблука, и свои новые босоножки, которые берегла для особого случая, и сочла, что сегодняшний ужин – именно такой. Дэвид на всякий случай сжал мой локоть крепче, посмотрел на туфли, кивнул, и закончил осмотр в районе бедра.

Никогда не знаешь, какая драма или романтическая история может разыграться из такого банального действия как поход в уборную. К тому же, в нашем римском вечере уже было все: красивый Император, обожающая его поданная в белой тунике, вкусная еда, вино… не хватало только оргии.

- Все, я ушла…

Зачем-то сообщила я ему и скрылась за дверью. Когда я вышла, мужчина все еще стоял в коридоре.

- Там все в порядке? - спросил он.

- Что прости? - удивилась я, не поняв вопроса.

- Система канализации. - улыбаясь пояснил он.

- Ах… да, да! Даже лучше, чем в Древнем Риме.

- Отлично, тогда я тоже схожу. - сообщил Дэвид.

Мы пытались разойтись в узком коридоре, но как только я делала шаг в сторону, мужчина делал то же самое. Я не сразу поняла, что он это специально, а когда поняла, то смущенно улыбнулась. Он любил играть и дурачиться.

- Дэйв…

Он взял меня за подбородок, а второй рукой обнял за талию. Потом повел, как в танце, и через секунду, я была зажата между ним и стеной. Одно из самых лучших и желанных положений в моей жизни. Я никак этого не ожидала, и немного оторопела. Дэвид приблизился и накрыл мои губы своими. Он целовал меня очень медленно, его рука скользнула ниже и пальцы сжали мое бедро. Я тихо застонала в его губы и не разрывая поцелуя сняла туфли, мне очень хотелось, чтобы он был выше, и склонялся надо мной. Как Император. Его власть стала ощутимее, и это понравилось нам обоим.

- Ммм… - он облизнулся и чуть отстранился, - как вкусно…

Мужчина возобновил поцелуй, а когда решил оторваться вновь, я положила руки на его щеки и потянулась к нему снова, сбивчиво шепча:

- Нет… пожалуйста, еще… еще…

Губы Дэвида тронула улыбка триумвира, и он сделал так, как я просила. Сведенная с ума его запахом, вкусом, прикосновениями и тремя порциями мульса, я приступила к решительным действиям. В самых смелых фантазиях, я не могла и представить, что когда-нибудь потрогаю его так откровенно, пусть и через спортивные брюки. Теперь тихо простонал он:

- Не нужно. - он положил свою руку поверх моей, и заставил прекратить поглаживания.

- Ну, почему?! - воскликнула я, все произошедшее так разгорячило меня, что я потеряла последние остатки совести. К тому же, он всегда говорил, что мы только друзья, и вдруг дал мне надежду на большее!

- Ты знаешь ответ. - Император улыбнулся и убрал мою руку.

- Знаешь что, Дэвид… - начала я, но не смогла продолжить, потому что задохнулась от возмущения и возбуждения.

- Что? - он так сладко улыбался, как мартовский кот. Ему было приятно видеть, какое влияние он на меня имеет, и ему было приятно осознавать, что я хочу его до безумия, и только он решает какими будут правила игры. Власть. То, за что люди в Древнем Риме убивали, за что убивают и по сей день. У него была власть надо мной. Безграничная.

- Зачем… зачем ты тогда целовал меня?!

- Это был дружеский поцелуй.

- Ах так… тогда… тогда я не против дружеского секса! - сказав это, я тут же раскраснелась. А он, как обычно, улыбался.

- О, детка, прости, но дружеского секса не бывает.

Наверное, меня вывело из себя его довольное выражение лица, а еще то, что я так сильно его хочу, а он совсем меня не хочет, а только издевается.

- А ты… ты… - я как обычно стала заикаться и запинаться, - Да что это такое?! Ты жестокий! И таких дружеских поцелуев не бывает!

Я выскользнула из его рук и быстро пошла по коридору, а потом резко обернулась и сказала:

- И кроссовки у тебя дурацкие!

Дэвид рассмеялся:

- Ну, детка, я так и думал, что ты врешь мне о кроссовках. Не злись… Ло! Твои туфли! - он поднял туфли и пошел за мной. В тот вечер мы так и не обсудили подарок для Джейка. Впрочем, Римской оргии тоже не получилось, хотя ночь, опустившаяся на Нью-Йорк была поистине прекрасна. Мы стояли на пороге падения Империи нашей дружбы и беззаботного времени. Темные Века были уже совсем близко."
Скрии:

Глава 7

Текст:
"Я сидела за столиком в Нашей Италии. После спонтанного поцелуя и моих Римских фантазий минула пара месяцев, и я поняла, что мне следует забыть о Дэвиде, как о мужчине, и смириться с ролью его приятельницы, а точнее, его развлечения. Я очень старалась делать это, оправдать его ожидания. Он вошел, огляделся, и, заметив меня, уверенно двинулся к столику. Дэвид редко носил костюмы в повседневной жизни, но сегодня на нем был мой любимый серый костюм и черная рубашка. Он был очень красив. Невероятно. Я моментально почувствовала напряжение внизу живота (это уже стало безусловным рефлексом при его появлении), и втянула в легкие воздух, который был наполнен ароматом итальянских специй. Дэвид склонился, и поцеловал меня в щеку. К запаху трав, добавился аромат его парфюма. Я втянула воздух сильнее.

- Хватит меня постоянно нюхать! – Дэвид улыбнулся, сел напротив, и не спрашивая разрешения, стянул кусочек пиццы из моей тарелки. Он всегда так делал, к тому же, мы уже дошли до той стадии приятельских отношений, когда могли сказать и сделать в присутствии друг друга многие вещи.

- Ты шикарно выглядишь.

Мужчина сделал вид, что чуть не поперхнулся. Он был в прекрасном настроении, чего было нельзя сказать обо мне.

- Кончай делать комплименты мужчинам, это они должны говорить тебе, что ты шикарна. – он пытался обучить меня правилам поведения, не учитывая, что из любого правила есть исключения. А он был исключением из всех правил.

- Но ты же мне не говоришь. – я улыбнулась.

- Я хотел сначала поесть, а потом сказать. Я жутко голоден, Ло. Но теперь уж точно не скажу, потому что ты выпрашиваешь. – иногда Дэвид вел себя как ребенок, и я обожала это.

- Если надел костюм, хотя бы постарайся быть галантным. Это тоже правило.

- Ну, хорошо. Ты как всегда выше всяких похвал, детка. – с некоторых пор, он постоянно называл меня «детка». Признаться, я была от этого в восторге.

- Да я не о том, Дэвид. Хотя бы разрешения спрашивай перед тем, как залезть пальцами в мою тарелку. Ты, вообще, руки помыл? – улыбаясь, спросила я. Мужчина успел уже съесть один кусок пиццы и украсть у меня второй. Он рассмеялся. Потом мы говорили о чем-то незначительном. Я все ерзала на стуле и не знала, как сказать ему. Он был так весел, что не замечал моей нервозности. Дэвид прикончил тирамису, сделал глоток чая и собирался уходить. Я медленно подвинула к нему открытку с золотым тиснением. Он удивленно посмотрел на кусочек картона, а потом на меня.

- Ммм… значит, сделал… - прокомментировал Дэвид, по-мужски небрежно вытер рот салфеткой, и отшвырнул ее в сторону. Я отчего-то сжала пальцами вилку, как будто она могла спасти положение. Спасти нас, а если быть точной, то меня. Ведь никаких "нас" не было.

- Да…

Наши взгляды встретились. Его серо-зеленые глаза (да, теперь я знала, что они такие) смотрели спокойно и любопытно. Я почувствовала слабость. На секунду, мне показалось, что в его взгляде промелькнуло сожаление. Наверное, я просто очень хотела его увидеть. В этот момент подсознание показало мне короткое кино: Дэвид кладет свою руку поверх моей, сжимает ее на мгновение, а потом берет приглашение и разрывает его в клочья. В реальности, все было несколько иначе:

- Поздравляю. – сказал он.

- Спасибо.

По его скупой реакции я поняла, что ему все-таки неприятно и он не рад известию. Хотя, мы просто приятели, с чего ему расстраиваться? Разве что из-за чувства а-ля «собака на сене»? Я ему не нужна, но то, что теперь на законных правах буду принадлежать другому, все же немного раздражает? Я не отпускала его взгляд, мысленно умоляя: «Пожалуйста, Дэвид, сделай что-нибудь… хотя бы знак, дай мне хотя бы какую-нибудь зацепку…». Но он сказал лишь:

- Где будет торжество? – и подлил чая мне и себе, давая тем самым понять, что пока уходить не собирается.

- В каком-то ресторане… я не знаю… не помню. Джейк выбирал. Кажется, там написано… - я кивнула на открытку.

- Тебе что, неинтересно? Я думал, все женщины с ума сходят от приготовлений к свадьбе.

- Нет… я хотела.. ведь еще приедут мои родственники и Джейка и я хотела… помнишь отель, в котором мы однажды ужинали? Такой, в стиле Гарри Поттера…

- Угу, Nomad – помог мне Дэвид благородно. Он слушал меня очень внимательно.

- Да… но сделать свадьбу там - невероятно дорого.

- Конечно, не дешево. – подтвердил он.

У нас были разные взгляды. То, что для меня и Джейка было «невероятно дорого», для Дэвида было «не дешево». И тут меня понесло. Не знаю, что это было: нервный приступ от отчаяния, или обида на Дэвида за то, что он не хочет подарить мне даже 0,0000000001% возможности того, что мы можем быть вместе. Я начала рассказывать, как представляла настоящую, красивую свадьбу в этом отеле. Дэвид слушал, потирая подбородок, и задумчиво на меня глядя. Закончила я свое выступление очень жестокой по отношению к будущему мужу, фразой:

- Но это все невозможно. Я ему предложила просто отправиться в путешествие вдвоем, но он не хочет. Не думает обо мне. Мол, он в первый раз женится, должны быть родственники. Я тоже впервые замуж выхожу, но почему мне это неважно? Его волнуют родственники, но его не волнует то, что я даже не могу себе позволить то платье, которое хочу. Мой будущий муж просто не может все это оплатить. Вот почему меня не интересует эта свадьба.

Я, наверное, выглядела крайне некрасиво. Дэвид должен был почувствовать ко мне отвращение. По идее, когда выходишь замуж, нужно думать не о платье, а о мужчине, с которым собираешься жить. Далось мне это платье! Зачем я вывалила на него все свои переживания? Он молча смотрел на меня, а потом улыбнулся:

- Все-таки, эта свадьба тебя волнует и интересует, детка.

О том, что я рассказа все Дэвиду, я крепко пожалела всего лишь два дня спустя. Я вернулась с работы очень усталая и сразу пошла в душ. В последние дни я всегда была на нервах, и Джейк списывал это на «предсвадебное волнение». Я искренне не понимала, почему женщинам так нравится готовиться к свадьбе? Дело тут не в любви, точно. У меня было несколько знакомых, которые выходили замуж без любви, но от процесса подготовки к свадьбе, и от самой свадьбы у них была полная эйфория. Где же моя? Где тот винтик, который отвечает за радость от свадебных хлопот? Чем его нужно смазать, чтобы хотя бы пропало раздражение и злость от грядущих событий? Итак, я лежала на диване в гостиной с полотенцем на волосах, для порядка перелистывая свадебный журнал, и пытаясь начать чувствовать возбуждение от белых нарядов и довольных, миловидных невест. Джейк вернулся из студии, на его лице была улыбка до ушей.

- Ло! У меня хорошие новости!

- Ты решил, что нам не нужна свадьба, и мы можем просто съездить куда-нибудь и купить мне то красивое платье?

- Нет, лучше! У нас будет свадьба в том отеле…

Я напряглась. Села на диване и спросила:

- В каком еще «том» отеле?

- В котором ты и хотела. В Nomad! И еще одно: ты можешь купить себе это платье русского дизайнера!

Разрозненная информация очень быстро сложилась в моей голове воедино. Слабым голосом, уже зная ответ, я спросила:

- Как же это получилось?

- Дэвид сделал нам подарок на свадьбу. Я хотел отказаться, это все-таки очень дорогой подарок, но он настоял.

И тут, одно наложилось на другое, третье на пятое и у меня случился нервный срыв. Впервые я орала на Джейка, я ему орала, что он не имел право соглашаться, где же его мужская гордость, почему он не спросил у меня, почему опозорил меня и свое мужское достоинство? Я не помню, как долго это все продолжалось. Под занавес, Джейк напичкал меня успокоительным, напоил водой, и принял очень верное решение: исчез из квартиры на пару часов. Успокоительное подействовало и я уснула. Из сна меня вытащил звонок мобильного.

- Да?

- Ло? Детка, я разбудил тебя? – голос Дэвида-Дьявола звучал очень мягко. – Я перезвоню.

- Нет. – я терла глаза, пытаясь отделаться от болезненной дремы, подаренной успокоительным.

- Хорошо. – проговорил он, и я ясно представила, как его четко очерченные губы говорят это покорное слово.

- Джейк мне рассказал. Зачем ты это сделал, Дэвид? Я… просто поделилась с тобой. На эмоциях. Не нужно было... – впервые, я говорила с ним очень холодно. Неужели, он не понимал, что своим поступком показал, кто такой Джейк по сравнению с ним? Или понимал, и сделал это специально?

- Мне хотелось сделать тебе приятное. Не получилось? – Дэйв тут же занял позицию нападения, убрав шелк из тона.

- Я… я не знаю. То есть… боже, я не хочу казаться неблагодарной, Дэвид. Но я не понимаю, зачем ты так…

- Мне не нужна благодарность, мне захотелось сделать тебе приятное. Что тут, мать твою, непонятного?

- Почему ты… так со мной разговариваешь? - Я почувствовала, что сейчас опять разрыдаюсь. Дэвид никогда раньше не позволял себе такого хамства в общении со мной. Да, иногда у него проскакивали нецензурные фразочки, но они никогда не были адресованы мне. Почему его «приятно» было так неприятно мне? Он же знал, как я отношусь к нему, и должен был понимать, что я не ждала того, что он будет способствовать моему выходу замуж за другого. Мне совсем не это от него нужно.

- Я нормально разговариваю, - огрызнулся он, потом была пауза, а потом он вдруг сказал, – Встретимся сегодня?

- Нет. – да. Я впервые сказала ему это слово.

- Что? – он не поверил своим ушам.

- Прости, я не могу… мне очень неприятно.

- Неприятно? Постой, ты сама мне пол вечера расписывала этот fucking (да, впервые он сказал мне и это слово) отель, я отвалил кучу денег, сделал все, как ты хотела, а ты еще и недовольна? – Дэвид не обвинял меня, судя по тону, а просто пытался найти логику в моих поступках, и как я поняла, не находил ее.

- Ты не понимаешь, Дэвид… спасибо тебе… но ведь Джейк…

Он резко оборвал меня:

- Не говори мне ничего про этого идиота Джейка. Он даже не смог держать язык за зубами.

Идиота Джейка? Теперь я не поверила своим ушам. И еще, я впервые наблюдала за тем, как Дэвид злится. И, должна сказать, это было очень неприятно. Он не повышал голос, не орал на меня, просто говорил со мной очень резко и грубо. Я опять залилась слезами.

- Дэвид… ну как же ты не понимаешь… - начала я, но он вновь прервал.

- Позвони, когда перестанешь корчить из себя сентиментальную дурочку, – я всхлипнула в трубку, и он, наверное, желая смягчить сказанное, добавил, - Я буду ждать.

По его разумению, эта фраза должны была нейтрализовать весь негатив. Дэвид отключился. Он, наверное, ждал, что я позвоню и извинюсь, но я была просто не в силах разговаривать с ним. Сам он, конечно же, не собирался звонить. С Джейком мы помирились, и он очень жалел меня, списав произошедшее на «предсвадебный мандраж», которого я так и не почувствовала вплоть до самой свадьбы."
Скрин:

Глава 8

Текст:
"Единственное, что меня радовало во всем этом празднике, было мое великолепное платье от известного русского дизайнера. Скажу честно, свадьба это одно из самых бесполезных денежных и временных вложений, если в организме отсутствует винтик «о-боже-как-же-я-хочу-замуж». У меня его не было. Хотя, жаловаться на денежные вложения мне было ни к лицу: на мне было оплаченное Дэвидом платье, я сидела в шикарном ресторане отеля оплаченного Дэвидом, ела оплаченные Дэвидом блюда и пила оплаченное им шампанское. Непонятно было лишь одно: почему я выхожу замуж не за Дэвида? Ситуация была несколько абсурдна (нет, ну вы когда-нибудь слышали о таком аттракционе щедрости?), поэтому я старалась поменьше думать. Кстати, думать поменьше к лицу любой женщине, сразу молодеешь лет на пять. Итак, платье. Корсет с широкими лямками и нижняя юбка были выполнены из кремового шелка, а поверх, надевалось второе платье. Оно было пошито из нежнейшего кружева, с маленькими пуговками на груди (их можно было расстегнуть при желании), пышной юбкой и рукавами-фонариками. Сзади, к талии было пристрочено несколько слоев кружева покороче, которые создавали некое подобие баски. Мою голову с аккуратной прической на прямой пробор, венчал небольшой кокошник расшитый жемчугом и перламутром. А так же, поверх была наброшена фата. Помимо прямого назначения – эстетика и красота, она являлась для меня, как это называется у таможенников «товаром двойного назначения». Благодаря тому, что она была накинута и на мое лицо, какое-то время она дарила мне ощущение защиты и непричастности к происходящему. К сожалению, за столом, мне пришлось ее поднять и встретиться лицом к лицу с действительностью: я стала женой Джейка Найта. Я больше не была мисс Лопухиной, я стала миссис Найт. Что я чувствовала? Захотелось напиться. А еще, я ждала его. Глядя на себя в зеркало, по странности, в этот день я впервые себе понравилась. Мне очень шел благородный кремовый цвет платья, розово-золотистые румяна, и образ русской Царевны в целом. Я выглядела куда более юной, чем была. Мне так хотелось, чтобы он пришел, и просто посмотрел на меня, такую красавицу, своими серо-зелеными глазами, которые, при тусклом свете ресторана-библиотеки, определенно, стали бы карими.

Я слишком хотела его появления. Слишком бессовестно для того, чтобы выйти замуж за другого, и слишком сильно для того, чтобы он появился. Но, почему-то, закон притяжения сработал. Я заметила его случайно. Чей-то ребенок, милая девочка лет семи (я не помнила имен и «званий» всех родственников Джейка) захотела потанцевать со мной, потому что утверждала, что я похожа на ее куклу, только красивее. Я пыталась изобразить некое подобие веселья, и отблагодарить ее за комплимент своим вниманием. Мое внимание в этот день для всех было очень важно. Даже для тех, кто обычно вспоминал о моем существовании не чаще одного раза в год. А еще, все меня очень-очень любили! Но веселье все равно приходилось имитировать. Мы танцевали, взявшись за руки, когда мой взгляд упал на один из столиков, на периферии. Зал не был очень большим, но он был довольно темным. Хорошо освещалась только танцевальная площадка. Дьявол наблюдал за мной. Я не знаю, насколько долго это длилось до того, как я его заметила. Мы сцепились взглядами. Улыбку будто стерли с моего лица, а по коже побежали мурашки. Сердце заколотилось как бешеное, и я почувствовала себя очень плохо. В тот момент во мне смешалось все: радость от того, что он пришел, возбуждение, желание поскорее остаться с ним наедине и еще, был страх. Очень странный, сковывающий движения страх. Я не могла понять, почему я его чувствую. Дэвид едва заметно кивнул мне. Он не улыбался. Я судорожно втянула воздух, и спустя минуту, под предлогом «переодеть туфли», поднялась на второй этаж. Идя по коридору, я слышала шаги сзади, я знала, что это он. И я хотела, чтобы он шел за мной! Что же меня так напугало? Неожиданно для самой себя, я ускорила шаг и вбежала в комнату, которая была предназначена для меня и Джейка. Шаги приближались. Я в панике пыталась закрыть дверь, но не успела разобраться с замком. Из него торчал какой-то допотопный ключ, который не желал поворачиваться. Дверь с силой распахнули, и я едва успела отойти на пару шагов назад. Еще немного, и у красавицы-Царевны был бы синяк под глазом. Почему он не рассчитывал силу? Я ахнула.

Он выглядел, как жених. Нет, он был красивее жениха. На нем был идеально скроенный черный костюм и черная же рубашка. Баснословно дорогие ботинки были начищены до блеска, как будто за секунду до того, как он вошел, кто-то прошелся по ним щеткой. Волосы аккуратно зачесаны назад. Он был гладко выбрит. В позе Дэвида не были и намека на угрозу. Чистая грация и аристократизм. Но я смотрела на него испуганно, широко распахнув голубые глаза, и тяжело дышала.

- Что с тобой, Ло? – негромко спросил он. В голосе был знакомый мне шелк. И еще, он был немного пьян.

- Ничего, - я слабо улыбнулась, пытаясь отделаться от страха, который буквально сводил мне живот. Надо же, как я себя накрутила этим дьяволом! Чего я так боюсь? Это же Дэвид!

- Почему ты убегала? – он сделал шаг вперед, и я почему-то на шаг отступила.

- Я… я не знаю. Просто перепугалась. Наверное, выпила лишнего.

- Ты очень красива сегодня. – сказал Дэвид улыбаясь уголками губ. Я заметила, что его глаза очень темные при таком свете.

- Спасибо. – что-то стояло у меня в горле, мешало говорить.

- Я пришел, чтобы сделать тебе подарок. Но… он только для тебя. Лично.

И тут я задрожала. Его тон был сам бархат, шелк, сладость. Да! Вот чего я боялась. Именно так и говорит дьявол со своей жертвой, перед тем как сотворить что-то ужасное! Точно! Он никогда не угрожает, он всегда предельно ласков и гипнотичен. Я повела плечами.

- Конечно… только ты подождешь минтку? Мне нужно переодеть туфли.

- Да. Думаю, минута ничего не изменит.

- Не изменит чего? – слабо улыбаясь, спросила я, подходя к шкафу. Но я не решалась встать к нему спиной. Главное вести себя естественно. Во всех фильмах ошибкой главных героев было то, что они показывали, будто догадывались о плохих намерениях. И я старалась вести себя непринужденно, хотя вряд ли в том, что я пятилась спиной к шкафу было много естественности.

- Ничего не изменит. – повторил Дэвид и сократил разделявшее нас расстояние. Мое сердце билось уже где-то в горле. Очень странное, неприятное ощущение. И тут я уперлась спиной в шкаф. Он сделал еще шаг ко мне. Его дорогие черные ботинки стояли рядом с моими дорогими кремовыми туфлями.

- Дэвид… - я помотала головой. – я… мне…

Длинные пальцы обхватили мою шею, и я тихо простонала. Он не стал больше ждать, и впился губами в мои губы. Он целовал меня по-новому. Так, как целуют женщину которую желают больше всего на свете, и не могут совладать с этим желанием. Грубовато и напористо, слегка прикусывая мою нижнюю губу, от чего я постоянно стонала. Все тело горело, как будто я в аду. Я была в аду, абсолютно точно, так жарко мне никогда не было. Сердце билось в горле, в груди, в животе, оно будто было везде, кровь стучала в висках, и еще, я была ужасно возбуждена. От одного только поцелуя. Пальцы все сильнее сжимали мою шею, и я начала задыхаться. Только тогда, он оторвался и дал мне вздохнуть.

- Что ты делаешь? Зачем ты… - моя грудь беспорядочно вздымалась, в дыхании не было никакого ритма.

- Это то, чего ты хотела. – лаконично сообщил он.

- Но… но… я же… Дэвид, боже, ты выбрал не лучшее время… - запиналась и заикалась я. Его рука все еще лежала на моей шее, а пальцы второй пробрались под юбку. Он приоткрыл губы и склонился надо мной вновь. Да. Именно так. Дьявол хотел исполнить мое самое заветное желание. Но он знал, когда его исполнить, чтобы сделать мою жизнь невыносимой.

- А по-моему, это самое правильное время. Ты очень красива сегодня. – он влажно целовал мои щеки, потом подбородок, потом шею. Руки там больше не было, потому что Дэвид расстегивал пуговички на моем платье, и через секунду, уже ласкал мою грудь. Я не знала что делать, как остановить его. И хочу ли я его останавливать? Нет… внизу Джейк, гости, это день моей свадьбы. Нет. Я не могу так.

- Дэвид… но ты же… ты же совсем меня не хочешь… - каждое слово давалось с трудом, и было ощущение, что у меня случиться сердечный приступ. Острые чувств выходили за грань и от этого становились практически нестерпимыми. Я услышала тихий смех:

- Кто тебе это сказал? – он заглянул мне в глаза.

- Ты…

Вместо ответа, он взял мою руку и положил на свой пах, что стало лучшим, пусть и молчаливым аргументом моей неправоты. Я попыталась отдернул руку (но он прижал ее лишь плотнее) , и залилась краской. Я очень его боялась.

- Ты вся дрожишь. Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого.
- Но ты уже делаешь.

- Неужели? – тихо спросил он, и я ощутила, как его длинные пальцы проникли в меня. Из моей груди вырвался мученический стон, и он закрыл мне рот свободной рукой.

- Тише.

Я замотала головой и попыталась оттолкнуть его от себя. Слабая попытка, завершившая ничем. С каждой секундой, я становилась все слабее, ноги едва меня держали. То, что он плотно прижимал меня к шкафу и закрывал мне рот рукой, неожиданно стало весьма кстати. Но уже и этого становилось мало. Я норовила сползти на пол. Пальцами, он творил что-то невероятное.

- Если ты не возьмешь себя в руки, нам придется делать это на кровати. Признаться, опускаться до такого кощунства мне бы не хотелось, ведь это ваше брачное ложе. – прошептал мне дьявол в черном костюме, и я осознала весь ужас происходящего. Он убрал руку от моих губ, видимо, желая проверить, взяла ли я себя в руки, или нужно исполнять угрозу. Меня ужасно трясло, я с трудом понимала происходящее, как это все может быть, мое сознание разрывалось на части. Неразумная часть хотела, чтобы он продолжал, и не просто продолжал, а сделал это по-настоящему, а разумная часть желала остановить его:

- Хватит… Я буду кричать… - пролепетала я.

- Будешь… но исключительно от удовольствия.

Он вновь поцеловал меня, и через несколько мгновений я громко простонала ему в рот. Ощущения были такими сильными и такими приятными, что если бы он не контролировал ситуацию, в номер сбежались бы все. Подарок был дьявольски прекрасен. Мне показалось, что я упала в обморок.

Убедившись, что я обрела возможность стоять и нормально дышать, Дэвид отошел от меня. Несколько секунд мы смотрели друг на друга безмолвно, а потом я дала ему пощечину.

- Ты пьяное животное! – воскликнула я, но, по-моему, не очень убедительно и театрально. Потому что он… да, он улыбался.

- Тебе не на что злиться, я тебя пожалел. – он приложил руку к щеке, скорее инстинктивно, а не потому, что ему было больно.

- Пожалел?!

- Да, насколько я помню, ты просила меня о более тесном контакте.

Мой взгляд упал на его пах, я покраснела, отвернулась, разозлилась. Мозг не поспевал за происходящим. Я не знала, как реагировать. У меня была свадьба, сейчас, в этот самый момент. Потом пришел Дэвид, который утверждал, что меня совсем не хочет, и я ему не нравлюсь. Мы дружили несколько месяцев. Он никогда меня не трогал. А теперь вошел и… Я мотнула головой. Я была в замешательстве.

- Это было до моей свадьбы, Дэвид! – воскликнула я.

- Прости, о временных рамках ты не упоминала.

Он издевался надо мной. Я видела. На его лице то и дело проскакивала улыбка. Ему нравилась вся эта ситуация. Наверное, это как тогда в студии. Как он сказал? «Мне было скучно, я себя развлек».

- Хм… ну… что? Получил удовольствие? Теперь убирайся! – постаравшись подмешать в тон раздражения, проговорила я. На него это никак не действовало, Дэвид был доволен и не переставал улыбаться. А возможно, я просто выглядела забавно, играя роль рассерженной Ло. Я, действительно, в большей степени изображала недовольство. Как можно злиться на то, что любимый мужчина подарил тебе наслаждение? Особенно, если твой любимый мужчина красавец и звезда мирового масштаба? На самом деле злило лишь одно: неужели он не мог быть со мной раньше, до того, как я вышла замуж?

- Ну, вообще-то, удовольствие получила только ты. Я – нет. Теперь ты мне должна.

- Я?! Должна тебе? Дэвид, ты в своем уме…. О чем ты говоришь? Раз уж на то пошло, ты сказал, что это был подарок. – как настоящий Водолей, я пыталась восстановить логику событий, хотя из этой абсурдной ситуации самый лучший выход был через дверь номера. Не знаю, что заставляло меня говорить с ним.

- Подарка не получилось, поскольку, подарок доставляет удовольствие и дарящему и одариваемому. В нашей ситуации удовольствие получил только одариваемый. - улыбка не покидала его губ ни на секунду. Он был таким красивым. Я почувствовала, что если задержусь с ним еще на пару минут, наше с Джейком брачное ложе точно будет осквернено. Я не могла этого допустить. Я и так позволила и себе и ему зайти слишком далеко.

- Все. Я ухожу. – сообщила я, и пошла к двери.

- А спасибо? – спросил он.

- За что? Я же осталась тебе должна…

Дэвида в этот вечер я больше не видела, а сама напилась до чертиков, о чем очень пожалела на следующий день, поскольку голова болела нещадно, а Джейк занудствовал о неудавшейся брачной ночи, и о том «что же подумали родственники». Я дулась и морщилась. Потом я набурчала на него, и попросила замолчать. Он улыбнулся, назвал меня «моя сумасшедшая русская», и конфликт был исчерпан. Мне показалось, что мы поменялись ролями и мужчина в нашей паре – я. А еще, он и понятия не имел, какое чудовище взял в жены."
Скрин:

Глава 9

Текст:
"После свадьбы я не почувствовала сильных изменений в своем мироощущении, только Джейк стал себя вести немного странно. Стоить какие-то планы, пытаться придумать, как и где мне лучше работать, чтобы меньше уставать, даже подумывал продать эту квартиру и купить что-то более просторное. Мне было стыдно, что меня не интересуют его планы, и я все больше жалела, что вышла за него замуж. Было предчувствие, что все мы настрадаемся из-за моей глупости. Но если бы не это, обратил бы мистер Гэрдан на меня внимание, как на женщину? Я много раз возвращалась в номер отеля в своих мыслях, обдумывая то, что произошло. Пытаясь понять его мотивацию. И, скорее всего, я ее поняла. Дэвид ощущал меня чем-то своим, безраздельно ему принадлежащим. Пока Джейк был моим парнем, он не относился к этому серьезно. Но как только наши с Джейком отношения стали официальными, Дэйва это обеспокоило. Его игрушка не могла быть с ним столько, сколько бывала раньше, а может быть, он испугался, что может и вовсе меня лишиться.

По отношению к Дэвиду, я была как Джин из одной сказки, который первые сто лет обещал тому, кто выпустит его исполнить три желания, через сто лет, пообещал оставить в живых, а через еще сто лет пообещал убить спасителя. У меня было тоже самое, только в положении "реверс". Первые три дня, я думала, что еще раз ударю его, если увижу, вторые три дня, я успокоилась и перестала злиться, а через неделю сумасшедше хотела, чтобы он появился в моей жизни снова. Вселенная исполняла мои желания. Дав мне небольшую передышку, Дэвид позвонил через две недели после свадьбы (к этому времени, я не могу сосчитать, сколько раз я прокрутила в голове сцену с пальцами) и предложил сходить на йогу. По замыслу, я должна была явиться в 7 вечера в его дом. Все было так, как он и хотел. Сразу после работы, я помчалась в нижний Манхеттен. Одета я была без излишеств: юбка в серо-зеленую клетку из шерсти, моей любимой длины миди, серый свитерок с ангорой, и бежевое пальто простого кроя поверх. Единственное, что добавляло моему образу любимой русскости и роскоши было ожерелье из нескольких нитей жемчуга, цепочек, украшенное черными и прозрачными камешками. Волосы я уложила в легкие локоны. Ну, и конечно, бессменные Love, don't be shy.

Итак, было ровно 7 вечера, и я стояла у стройки консьержа и надписи об анонсировании гостей. Дэвида-дьявола в вестибюле не было.

- Мисс ЛопУхина! Мисс ЛопУхина! – улыбаясь, обратился ко мне консьерж. Я откликнулась, хоть и была уже миссис Найт. – Добрый вечер. Мистер Гэрдан просил передать вам записку.

Я поздоровалась, и, не скрывая удивления, приняла небольшую белую бумажку, сложенную вдвое. Это что еще за архаизм? Неужели нельзя позвонить или смс написать? Черными буквами по белому было написано:

«Ло, будь добра, поднимись ко мне. Прежде чем мы пойдем на йогу, я хотел бы угостить тебя соком. D.»

Я улыбнулась. Это все выглядело очень подозрительно. Через несколько минут, я стояла у широко распахнутой двери.

- Дэвииид?

- Лооо! Входи! – опять крик из глубины квартиры. Просто День Сурка какой-то.

Я сняла пальто и ботильоны, и, заглянув на кухню, в спальню и в гостиную, наконец, обнаружила мужчину в музыкальной комнате. Вопреки моим ожиданиям, он не был одет в спортивную форму. На нем была светлая рубашка в тонкую полоску, черная жилетка и черные брюки. И еще, он был в ботинках. Мужчина стоял у стола и сосредоточенно делал какие-то пометки в блокноте. Как я уже упоминала, гостеприимством он не отличался.

- Привет, Дэвид…

- Привет, детка… - он улыбнулся, и кинул блокнот и ручку на стол.

- Где же сок? Где же твоя спортивная форма? – я положила свою объемную сумку, в которой лежала моя форма, на кресло.

- Прости. Я задержался в студии. И, честно говоря, не в настроении для йоги. Ты не расстроена?

- Я? Нет, конечно! Ты же знаешь, спорт не входит в число моих любимых занятий.

Мы общались осторожно. Все-таки наша последняя встреча не была однозначной.

- Вот и отлично. Ты голодна?

- Нет.

- Ты не злишься из-за того, как я вел себя на свадьбе? – неожиданно, как бы между делом он.

- Нет. – так же, между делом, ответила я.

И тут опять на меня накатил страх. Я не знаю, как он включал во мне это чувство. Дэвид сделал пару шагов, я отшатнулась, но осталась стоять на месте. А он лишь подошел к проигрывателю и поставил одну из пластинок. Я не знала, что это была за группа, к тому же, музыка звучала едва слышно. Тихий-тихий фон. Пока он колдовал у проигрывателя, я подошла к окну, из которого открывался живописный вид на Гудзон. Я смотрела на воду, когда почувствовала, что он обхватил мою талию руками и прижался ко мне сзади. От неожиданности, я коротко и шумно выдохнула.

- Мамочки, боже мой… - вырвалось у меня на русском.

- Что? - его губы касались моего уха, а потом, он легонько прикусил его и я застонала.

- Нет… Дэвид… не надо… - я развернулась и уперлась руками в его грудь, пытаясь отстранить.

Мужчина смотрел спокойно, не говоря ни слова он склонился, и поцеловал меня. Я ответила на поцелуй, мое тело не давало мне другого выбора. Его пальцы мягко касались моих щек, скользили по моей шее, потом я почувствовала, как он ласкает мою грудь. Сначала через мягкую ткань свитера, а потом забравшись под него. Дэвид был очень нежным. Совсем не таким напористым и грубым, каким он был в день моей свадьбы. Я жаждала его тела, я хотела его так сильно, что мысли о Джейке, о верности, о замужестве полностью покинули меня.

- О, Дэвид, пожалуйста… - я заметила, что судорожно сжимаю ткань его рубашки. Он медленно провел ладонью по моей щеке, коснулся подбородка, чуть надавил большим пальцем на мою нижнюю губу, и спросил:

- Пожалуйста, что?

- Не надо, пожалуйста…

Он был из тех мужчин, которые хорошо разбираются в психологии женщин, и знают, когда "нет" значит "нет", а когда "нет" значит "да". Вместо ответа, он снова поцеловал меня, и сделал несколько шагов, ведя меня за собой, я почувствовала что уперлась в столешницу. Он усадил меня на стол, долго целовал, а ладонями гладил мои бедра под юбкой. У меня так сильно кружилась голова, что я едва уловила тот момент, когда он освободил меня от нижнего белья. Из медленных, его движения трансформировались в нетерпеливые. Прежний Дэвид, мой Дэвид с зелено-серыми глазами как будто испарился, и на его месте появился Дэвид с глазами оттенка темного виски. Он больше не был моим другом. На секунду, я испытала разочарование и жалость к тому времени, когда мы дурачились, как друзья, когда он подшучивал надо мной, когда вытаскивал кусочки пальцами из моей тарелки, когда называл меня "моя девочка" и относился ко мне как к ребенку, кормил вафлями с клубникой. Но я не успела полностью ощутить горечь утраты, потому что в следующее мгновение его губы вновь захватили мои. Глубокий поцелуй украл остатки моего разума, и последнее, что я заметила, были его руки, расстегивающие ремень на брюках… а потом началось сумасшествие. Нескончаемый поцелуй, его пальцы на моей шее, груди, потом на бедрах... он был везде. Дэвид был горячим мужчиной, очень горячим, уверенным, сводящим с ума. Оказалось, что между нами была потрясающая, стирающая любые грани приличия, химия. Я обхватила его ногами, прижимаясь так близко, как это возможно. Только он со мной уже не церемонился, нежного Дэвида больше и в помине не было. В следующий миг он был во мне, я громко застонала и закрыла себе рот рукой. Мужчина отнял мою руку и прошептал:

- Не сдерживайся… все равно тебя никто не услышит. – обещание было пугающим, а голос глухим, как будто это вовсе был не Дэвид.

Движения его бедер были свободными, он не в чем себя не ограничивал, ограничивалась только я. До определенного момента он удерживал мои бедра в статичном положении, но потом вдруг отпустил. Я не понимала, что он делает со мной, кажется, он опять вытворял что-то невообразимое своими пальцами внутри меня. Но как это было возможно? Ведь он был во мне сам. Я не могла отделить одно ощущение от другого, все смешалось. Комната наполнялась какими-то нечеловеческими, животными звуками, было жарко, очень жарко. Перед глазами заплясали разноцветные круги, и я жадно глотала воздух, едва успевая между собственными стонами. Но воздуха катастрофически не хватало, и мне стало казаться, что мной обладает вовсе не человек, а потусторонняя сила, которая обволакивает меня снаружи и захватывает изнутри. Все было похоже на странный сон, в котором ты не можешь пошевелиться, и с тобой делают все, что захотят. Но как ни старайся, ты не сможешь вырваться из рук того, кто это делает. Я была полностью в его власти, и это было лучшее ощущение во всей моей жизни. Громко и протяжно проскулив его имя, я испытала сильнейшее удовольствие, и безвольно опустилась на стол. Он не останавливался. Внезапно возникший инстинкт самосохранения заставил меня совершить слабую попытку вырваться. Мое тело не было готово воспринимать его больше. Слишком много для одного раза, слишком новые и слишком сильные ощущения. Но не тут-то было. Он притянул меня за бедра заставил положить ноги на его плечи, а потом его (или не его?) хриплый голос:

- Ты куда собралась? Мы еще не закончили…

Я вымученно простонала, но больше не посмела вырываться, или делать что-то, что ему не понравится. Отвечая на мою покорность, он милостливо поцеловал пальцы на моей ноге в знак одобрения. Когда мы, все-таки, закончили, он в первый, а я во второй раз, Дэвид замер, и несколько секунд прижимался ко мне, вздрагивая, тяжело дыша с закрытыми глазами, вероятно, восстанавливая баланс между реальностью и тем местом, где мы только что побывали. Я тихонечко скулила, по телу проходили волны дрожи, впервые, удовольствие не отпускало меня так долго. Мы переживали вместе несколько приятных секунд неги и существования только вдвоем.

Мне кажется, мы оба немного опешили от произошедшего. Мы так долго ходили вокруг да около, так долго дружили, так долго он утверждал, что большее между нами невозможно. Я не знала как реагировать, что сказать. Он тоже чувствовал себя неловко, совсем не так по-мужски уверено, как когда соблазнял меня. Ситуацию немножко облегчило то, что мы оба были практически полностью одеты. Он молчал, застегивая брюки, я села на столе и решила разрядить обстановку шуткой:

- Знаешь, что говорят Водолеи после секса?

- Нет… - он, наконец, поднял голову и посмотрел на меня немножко удивленно. Наверное, он ожидал услышать слова любви или просьбу поцеловать меня, или упрек за то, что он не подарил мне и секунды ласки после того, как все закончилось. Мне было обидно, но я была Водолеем и действовать по шаблонному сценарию, тем более, когда от тебя этого ждут, было не в моих правилах.

- А теперь давай попробуем без одежды.

Я улыбнулась. Улыбнулся и он.

- Забавно. А что говорят Тельцы?

- А Тельцы говорят: "Есть хочу! Передай-ка мне пиццу!".

Он улыбнулся еще шире. Ради его улыбки я готова была на все. Быть клоуном, матрешкой, его подругой или спать с ним и смешить его после секса.

- Я не верю во все это, но я и впрямь голоден, Ло. Справа от нас дверь в ванную, тебе нужно привести себя в порядок. Я буду на кухне. - Дэвид погладил меня большим пальцем по щеке. У меня внутри все неприятно сжалось. Нет, это было не самое худшее, что я слышала от мужчины после секса. Однажды, спустя буквально две секунды, Джейк вдруг заявил: "Мне надо починить эту дверь", и вскочил с постели. Я знала, что получив свое, мужчины часто теряют к женщине всякий интерес. Тем более, Дэвид меня не любил. Тем более, он не был самым романтичным человеком в мире. Он мог дать женщине многое, он слушал меня, он был внимателен, мог засыпать подарками (вспомнить хотя бы, что он оплатил всю мою свадьбу и наряд), но он совершенно не умел (или не хотел) показывать свои чувства, быть мягким или говорить лишние комплименты.

- Хорошо… - тихо ответила я, и он вышел. Мне захотелось заплакать, но я не стала. Ведь все было в общем-то хорошо! Мой любимый Оскар Уайльд говорил, что в жизни есть две трагедии: не получить желаемое и получить его. Страшнее вторая, так как обычно после получения испытываешь разочарование. Со мной почти всегда так и случалось, особенно, если я хотела чего-нибудь отчаянно сильно. Но только не с Дэвидом! Близость с ним была выше всех моих ожиданий, даже не смотря на его холодность под занавес. Я любила его, между нами была химия (а ведь могло бы и не быть), он был опытным любовником, он доставил мне такое удовольствие, которого я никогда не испытывала прежде. Как же я жила? Господи, спасибо, что ты создал этого мужчину и подарил его мне! Или, тут уместнее благодарить подземное царство? Новые ощущения и потребности теперь поселились в моем теле. Я чувствовала себя иначе. Я чувствовала, что секс с ним теперь будет моей зависимостью. Это было совсем некстати, ведь я была замужем. А еще, я не знаю, как уж так случилось, но он тоже хотел обладать мной снова и снова, он тоже не был разочарован. Впрочем, тогда, стоя в его дорогой ванной выложенной светлой мраморной плиткой, и приводя себя в порядок, я еще об этом не знала. Я думала, что это был первый и последний раз. Ведь он даже не поцеловал меня после. Я вспомнила один из своих любимых фильмов "Еще одна из рода Болейн", там заинтересованность Короля в фаворитках выясняли тем, что у девушки спрашивали, сколько раз ею обладал Король, и выглядел ли он удовлетворенным после. Я со своим одни разом в одежде на столе точно была обречена на провал. Фаворитка-неудачница. "Но это было хотя бы по-Водолейски", - подсказала позитивная часть меня, чтобы хоть как-то взбодрить. "Слабое утешение", - парировала исконно русская, негативная часть.

Я появилась на кухне спустя двадцать минут. Дэвид сидел за столом в белой футболке, джинсах и очках в черной оправе, пил кофе, жевал сэндвич и читал New York Times. На столе стояла вторая тарелка с сэндвичем и чашка кофе - для меня. Это было приятно, но как-то обыденно. Я знаю, я совсем разбаловалась, звезда мирового масштаба занимается со мной любовью, доводит меня два раза до оргазма, готовит мне кофе и еду, а я называю это обыденностью. Я мотнула головой. Дело в том, что у меня не было ощущения того, что он только что обладал мной в музыкальной комнате. Его образ был домашним и уютным, а там, у меня был секс с его демонической частью. Мужчина поднял голову:

- Я сделал тебе кофе. – сказал он так, как будто между моим приходом в 7 вечера и этим моментом мы смотрели телевизор или слушали музыку, не больше. Все ощущалось так, как будто ничего не произошло. Впрочем, может, для Дэвида это так и было?

- Я не хочу… то есть, вообще-то хочу, но уже поздно… мне нужно домой.

- Ах да, конечно. Идем, я тебя провожу. – он встал, сделал глоток кофе, и проводил меня до двери, по пути набрав номер по мобильному и вызвав мне такси. Я была в замешательстве. Мне уже начало казаться, что все произошедшее на столе было моей фантазией. Я почти укоренилась в этой мысли, но тут он сказал:

- У меня к тебе одна просьба, Ло.

- Да, конечно… - отчего-то, мое сердце забилось быстрее.

- Мне бы хотелось, чтобы ты избежала близости с Джейком… сегодня. - его голом звучал мягко, я всегда завидовала людям, у которых была возможность проводить с ним много времени и слушать его голос.

А просьба меня удивила. Во-первых, я забыла о Джейке, и вероятность того, что я могу в один день быть близка с двумя мужчинами, повергла меня в шок. Это вообще было не для меня и не по мне. Я понимаю, после всего, вряд ли кто-то возьмет меня за образец целомудренности, но два мужчины в один день, это слишком! Видимо, появление Дэвида-Дьявола вносило свои коррективы. За все нужно платить. А во-вторых, неужели он ревновал?

- Я не думала, что тебе свойственна сентиментальность, Дэвид.

- Я бы скорее назвал это чувством собственности. – улыбнулся он. – И это просто просьба. Ты вольна делать все, что пожелаешь.

Я кивнула, и уже почти выйдя из квартиры, обернулась. Меня мучил вопрос, который я не могла не задать:

- Тебе было хорошо?

Дэвид поправил очки, обнял меня, и впервые после нашей близости, очень медленно и нежно поцеловал. Мы целовались долго, у меня даже голова закружилась.

- Мне было хорошо. – заверил он, и я ушла. У входа меня ожидало такси, заботливо им вызванное. Я не представляла, как теперь вести себя с Джейком. Ведь я была не просто фавориткой Короля, я была недавно вышедшей замуж за друга Короля, фавориткой Короля. Нет, я просто не представляла."
Скрин:


Глава 10

Текст:
"Есть шутка, что самка богомола убивает самца после спаривания, чтобы не переживать - перезвонит он ей или нет. Как жаль, что я была всего лишь наивной русской девушкой Ло, а не самкой богомола. Моим уделом было переживать. Неделю я худо-бедно протянула исключительно придаваясь воспоминаниям о том вечере в квартире у Дэвида, а еще через пару дней была опасно близка к тому, чтобы набрать его номер. Зачем? Ведь я понимала: он обычный мужчина получивший свое и потерявший интерес. Такое бывает сплошь и рядом. Да и в моей жизни такое раньше случалось. Было невыносимо больно осознавать, что я потеряла Дэвида не только как мужчину, но и как друга. Все. Я попросила у золотой рыбки слишком много, и осталась у разбитого корыта.

Да еще и на работе скоро должна была начаться череда ночных смен, связанных с открытием нового мужского зала в магазине, и мне дали незапланированный выходной в четверг, чтобы я хоть немного отдохнула перед тяжелым периодом. На что отвлечься, я совершенно не представляла. Джейк ушел в студию, а я осталась дома, и провалялась в постели до 9 утра. В моем понимании это было долго, в Нью-Йорке я обычно вставала в 6 или в 7, даже по выходным. Пол дня я промаялась, слоняясь из одной комнаты в другую, сделала маску для волос, написала всем друзьям, позвонила маме по скайпу… а потом, меня спас мой добрый Джейк - мужчина, который не подозревал, что телом его новоиспеченной жены уже обладал другой, да ладно бы только телом - еще душой и сердцем. Он позвонил и попросил заехать за ним в студию, чтобы отвести меня на обед в ресторан. Когда он сказал слово "студия" мои щеки вспыхнули. Я увижу ЕГО. Первым порывом было отказаться, и предложить встретиться на улице, но, как вы уже поняли, даже малейший шанс того, что я увижу Дэвида, делал из меня мягкую махровую тряпочку. Я согласилась, повесила трубку и распахнула шкаф. Я решила, что должна выглядеть так, чтобы он пожалел. Пожалел о том, что не перезвонил. Пожалел о том, что не поцеловал меня после близости. Пожалел о том, что не хочет, чтобы я была его женщиной. А знаете, когда русский человек хочет возмездия, или хочет заставить других пожалеть о содеянном, он, обычно этого добивается. Почему-то на ум пришел Царь Иван Грозный. Я нахмурила брови для пущего сходства с царем, и приняла стратегическое решение надеть красный, золотой, и выглядеть как Королевна. Ни больше ни меньше. Он у меня еще узнает, этот Дэвид Гэрдан! Как хорошо, что никто не мог читать мои мысли, и видеть мое рассерженное лицо, наверное, я выглядела невероятно забавно! Признаюсь вам, мститель из меня был очень слабый, но это упущение с лихвой окупалось моим чувством стиля, и тем, что я все-таки была привлекательной женщиной. Из недр шкафа, который, как и шкафы многих женщин часто назывался "Совершенно нечего надеть", я выудила бархатное платье цвета мака, которое купила давным давно и благополучно о нем забыла. Это было очень интересное платье: приталенное, с пышной юбкой длины миди, заканчивающей чуть ниже колена, и объемными, почти театральными рукавами. Дополнив его золотым пояском с мелкими разноцветными камушками, я, наконец, достала из своей сокровищницы свой козырь - ободок-корону, из тонкой позолоченной проволоки, украшенной камушками и завязывающийся на красную атласную ленту. Уложив волосы на прямой пробор и высвободив несколько волнистых прядей, я закрепила их сзади в пучок, и водрузила корону на голову. После завершения коронации, я надела замшевые черные ботильоны с золотистым узором и широкой колодкой. В этот раз я решила надушиться Belle D Opium, этот аромат был вечерним, немного удушливым, и невероятно сексуальным. Королевна Ло Грозная была готова к выходу. Как вы понимаете, в метро так ехать было совершенно невозможно, поэтому пришлось взять такси.

Спустя пол часа, я вошла в небольшую комнату-гостиную с современной мебелью и красивым живым цветком на столике. Там никого не было. Значит, все в студии. Я уже было собиралась открыть дверь в студию, как она сама распахнулась передо мной (а что удивительного, ведь я Королевна!), и Дэвид чуть не налетел на меня, остановившись всего в нескольких сантиметрах. По крайне забавному стечению обстоятельств, он был в тренировочном костюме и небрит. А еще, я была на высоких каблуках, и оттого была чуть выше любимого мужчины. Всего на пару сантиметров. Но выше! Настоящая Королевна! Конечно, он опешил. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не женщину в таком странном наряде, поэтому, первое, что у него вырвалось, было:

- Твою ж мать…

- Очень вежливо, Дэвид. - как-то слишком громко и даже грозно проговорила я, поправив платок из бежевой норки, который накинула на плечи перед самым выходом. В образ я вошла замечательно.

- Ох… Ло, прости. Я… испугался…

- Испугался? - спросила я, а сама подумала: "И правильно сделал!".

Впрочем, надолго выбить такого мужчину как Дэвид из колеи одним царским образом было невозможно.

- Я не ожидал тебя увидеть… и ты… такая нарядная и высокая сегодня. - он улыбнулся. Улыбнулся так, как будто между нами ничего не было. Просто очень лучезарно. Знаете, когда на его лице была эта улыбка, он выглядел как сама невинность. Если бы я не знала каким он иногда был, я бы приняла его за добродушного, мягкого мужчину, из которого можно вить веревки. Он был полон контрастов, этот Дэвид Гэрдан. - Вы идете на обед с Джейком?

После этого вопроса, заданного без доли любопытства или ревности, я скисла. Королевна повесила нос и расстроилась. Шмыгнула носом. Ему было все равно. Он не сожалел, не ревновал, не скучал, не хотел мной обладать больше. Даже против Дэвида в трениках я была бессильна.

- Да… - уже вяло промямлила я, уставившись на носки своих замшевых ботильонов.

- А завтра? - спросил он, тише.

- Что? - я подняла голову и удивленно на него посмотрела.

- А завтра вечером ты свободна?

Я не успела ответить (да я и не знала, что сказать, поскольку была совершенно сбита с толку), потому что в гостиную вошел мой Джейк. Сегодня он был в прекрасном настроении, а увидев меня, расплылся в такой широкой улыбке, что я подумала, как бы его пухлые губы, которые раньше казались мне сексуальными, не лопнули.

- О, боже! И это моя жена! - провозгласил он, подошел ко мне, обнял, и жарко поцеловал. Мне пришлось поцеловать его в ответ. Прямо при Дэвиде, который стоял за спиной Джейка. Когда я отстранилась, едва сдержавшись, чтобы не вытереть ладонью губы (в последнее время мне было дико тяжело целовать Джейка, не знаю почему), я увидела лицо Дьявола. От прежней лучезарной улыбки самого доброго на свете мужчины ничего не осталось. Он смотрел на меня приподняв одну бровь, будто в безмолвном вопросе: "Тебе это нравится, Ло? Или есть нечто, чего ты хочешь больше?". Я вздрогнула и отвернулась. Я не могла понять причин столь резкой перемены. Он не звонил, не писал, но сейчас, кажется, начал ревновать.

- Дэйв, ты видел когда-нибудь более прелестное создание? - вопросил мой бедный Джейк, крепко прижимая меня к себе за талию. Если бы он знал, что его прелестное создание всего неделю назад как безумное стонало под мужчиной, к которому он обращался, наверное, он бы назвал это создание просто шлюхой. Дэвид улыбнулся:

- Сказать по правде, такой красивой и счастливой пары я давно не видел.

Я чувствовала, что он издевается. Ему было неприятно. Кажется, я добилась своего, и Джейк мне в этом помог, сам того не ведая. Я вновь ощутила силу. Сегодня я победила. Взяла верх над самим Дьяволом.

- Да, Ло - мое счастье. Я так рад, что мы поженились. - признался Джейк, и поцеловал меня в щеку. Он был из тех людей, которые готовы были выложить все подробности своей личной жизни и все свои чувства окружающим. Святая простота. Я отчего-то чувствовала себя как в идиотском теле-шоу, где двое знают кто вылетает на этой неделе из игры, но не знают, как лучше сказать об этом третьему. Естественно, слабым звеном в нашей теплой компании был Джейк. Я молчала. Мне показалось, что губы Дэвида исказила кривая усмешка. Не думаю, что это было реально, его лицо не было создано для таких некрасивых проявлений мимики.

- Кстати, кажется, скоро ровно месяц с момента вашей свадьбы? Или я ошибаюсь? - будто невзначай спросил Дэвид с деликатной улыбкой, обращенной ко мне. Я молчала как партизан, горделиво задрав подбородок.

- Точно. И я уже готовлю для Ло сюрприз. - вместо меня ответил Джейк. Он никак не мог от меня отлипнуть и теперь поцеловал меня в висок. Я нервно переступила с ноги на ногу. Весть о сюрпризе не вызвала никакой радости, просто хотелось, чтобы мы поскорее покинули студию. "А вдруг, Дэвид сейчас ему скажет?" - неожиданная мысль напугала меня, и я залилась краской.

- Интересно, а сколько сюрпризов тебе еще преподнесет Ло? Думаю, немало, мне она представляется непредсказуемой женщиной. - вдруг сказал Дэвид и подмигнул Джейку. Я нахмурилась. Его намеки порядком мне надоели. А Джейк был счастлив, что его обожаемый Дэвид столь высокого мнения о его жене и так по-дружески общается с ним. Если бы он знал, какой на самом деле Дэвид и что он вытворял с его женой на столе… в голове промелькнул набор цветных открыток памяти: Дэвид целует меня, его руки на моих бедрах, я обхватываю его ногами… я нервно выдохнула. Нужно было незамедлительно положить этому конец.

- Может быть хватит говорить обо мне? И вообще, я голодна! Джейк, нам не пора идти? - капризно сказала я. Королевнам к лицу капризы, и самое приятное, что мужчины обычно их исполняют.

- Да, Джейк, ты можешь идти. Только, пожалуйста, проверь аппаратуру, я, кажется, забыл что-то выключить. - сказал Дэвид. Конечно же, Джейк побежал исполнять поручение своего любимого начальника как маленький цепной песик. Я сложила руки на груди и демонстративно отвернулась к окну. Не прошло и секунды, как пальцы Дэвида сжали мой локоть почти до боли:

- Так что насчет завтра? - прошептал он мне в ухо, я почувствовала его горячее дыхание на своей коже и поежилась.

Впервые за все время нашего знакомства, я была в гневе. Разгневана, как настоящая Королевна! Он не звонил целую неделю, позволял себе отпускать шутки и намекать на наши с ним отношения при моем муже! Отсылал его, когда вздумается. А еще, больно хватал меня за руки. Я круто развернулась и тихо, но твердо сказала:

- Отпусти сейчас же.

- Нет. - он улыбался. Я знала, что он из тех, кого заводит сопротивление. Настоящий охотник. Я обычно сдавалась без боя, а сейчас, показывала характер. Только ему это нравилось еще больше. Охота началась.

- Что ты себе позволяешь, Дэвид? Кем ты себя возомнил?! - этот вопрос звучал забавно. Девушка в пышном красном платье и короне спрашивала у небритого мужчины в трениках и кроссовках, кем он себя возомнил. Прямо-таки картина "Королева и обнаглевший подданный". Я дернула рукой, пытаясь высвободиться, но его пальцы лишь крепче сжали мой локоть и он дернул мою руку на себя, я ахнула и оказалась в его объятиях. Так близко. Я почувствовала его запах, и мои колени задрожали. Я обмякла в его руках.

- Как жаль, что я не могу этого сделать сейчас, Ло. - его губы скользнули по моей шее и он мягко прикусил кожу, совсем чуть чуть.

- Сделать чего? - уже дрожа спросила я, он поцеловал мой подбородок и его губы были всего лишь в паре сантиметров от моих.

- Трахнуть тебя, конечно же. - выдохнул он мне в губы, потом легко поцеловал. - Если и не во всех, то во многих известных человечеству позах. - добавил Дэвид. В его глазах появился демонический блеск и задор. Мне стало жарко. Боже мой, как же я его хотела. Что было не так с моим телом? Почему он вел меня с собой как с вещью, как с тем, чем можно распоряжаться как угодно, издевался, и не смотря на это я так сильно его хотела? Неужели я была мазохисткой? Нет, только не это! Я хочу быть нормальной, прежней Ло.

- Никогда. Я не хочу тебя больше. - тихо проговорила я, стараясь держать образ неприступный и гневный. Это выглядело уже натужно, не забавно, а просто натужно. В его глазах была темнота, как всегда, когда животное захватывало его разум. Дэвид не разрывал зрительного контакта, и мгновение спустя я почувствовала его ладонь на своем бедре. Он по-хозяйски гладил меня, шумно дыша, чуть приоткрыл губы и потянулся ко мне. Мои губы раскрылись сами собой, и он медленно поцеловал меня. Он был самым вкусным лакомством в мире, моя голова поплыла. Поцелуй был глубоким, но коротким. Я не смогла позволить ему оторваться столь быстро и несколько раз жадно и отрывисто коснулась его губ, прежде чем он окончательно отстранился. На его лице была удовлетворенная улыбка. Охота удалась на славу, впрочем, он все еще гладил меня по бедру, желая полного признания своей власти.

- Что же ты делаешь?! - выдавила я через силу.

- Убеждаюсь в том, что ты меня обманываешь. - улыбнулся он. А потом вновь приблизился к уху и прошептал, - я знаю, что ты хочешь меня не меньше, чем я тебя.

Я издала странный звук, похожий на всхлип. Он был прав. Все было просто, он был тем мужчиной, которого природа создала для меня. Я чувствовала это каждой клеточкой тела. Природа сотворила миллиарды не похожих друг на друга, красивейших существ. Природа не могла ошибаться. Эта химия не могла быть ложной, эта одержимость не могла быть фантазией, и моя любовь к нему не могла быть простой похотью, а моя похоть не могла быть простой любовью к телесным удовольствиям. Этих удовольствий я жаждала лишь с одним мужчиной в мире - с ним. Я была бессильна перед ним. Мое собственное тело меня предало.

- Пожалуйста, не трогай меня… тут же Джейк… он ведь может войти… я сделаю все, что ты хочешь. - едва не плача взмолилась Королевна, и только тогда Дьявол отпустил ее.

- Тогда завтра вечером. - глухо сказал Дэвид, и больше не произнеся ни слова, взял с дивана куртку и вышел из студии. Он даже не обернулся. Я обессиленно села в кресло и несколько раз глубоко вздохнула. Я не понимала, что мне дальше делать и какие решения принимать. Благо, почти сразу появился Джейк и вернул меня в серую реальность жизни с ним, где единственным ярким пятном было мое королевское бархатное платье.

- А Дэвид уже ушел?

- Да. А ты жалеешь, что не попрощался с ним? - язвительно спросила я. Наша пара была просто верхом абсурда: мы оба обожали одного мужчину. Впрочем, Джейк успевал еще обожать и меня.

- Да нет, просто хотел сказать ему, что пока возился с аппаратурой, прослушал последний отрывок, который он записал… он такой талантливый и красивый.

Странно, я была готова петь дифирамбы Дэвиду дни напролет, но когда его хвалил Джейк, меня это отчего-то раздражало.

- Уверена, ты ему каждый день это говоришь. По сто раз. - я встала с кресла.

- Да что с тобой, Ло? - Джейк посмотрел на меня в недоумении.

- В каком смысле?

- Твой тон… ты звучишь так, будто тебе не нравится Дэвид.

- Ох, а это наверное, по-твоему нереальная ситуация? Думаешь, твой Дэвид должен всем нравится? - меня не на шутку понесло. Я не могла устроить сцену этому самому Дэвиду, и как всегда, отрывалась на Джейке.

- Нет… конечно нет! Не пойми меня неправильно, - начал оправдываться он, - я просто думал, что вы друзья… и… если честно, одно время я думал, что ты влюблена в него.

- Что?! - я так дико покраснела от неожиданности, к счастью, кажется, Джейк это принял за румянец разгоревшийся на щеках в пылу ссоры. - Не надо судить по себе, если ты обожаешь Дэвида, не значит, что другие тоже!

- Ло, успокойся. Прости… я просто не понял, почему ты так о нем…

- А что я такого сказала? Ох, Джейк, мне иногда кажется, что ты переоцениваешь его значимость. Да, он талантливый, он дал тебе работу, но… зачем так слепо делать все, что он скажет? - я ругала Джейка за то, чем грешила сама. Во истину, мы обожаем в себе то, что ненавидим в других.

- Я могу многому у него научится, милая. Точнее, я уже многому научился, и продолжаю это делать.

"Тогда научись, как вести себя в постели, чтобы мне не приходилось ходить к нему" - пронеслось у меня в голове, и я ужаснулась собственному цинизму. Я схватилась за щеки и отчаянно посмотрела на Джейка.

- Что случилось, родная? - заботливо спросил он, и взял меня за плечо, заглядывая в глаза. От его заботы мне стало еще хуже.

- Мне надо выпить красного вина, Джейк. Срочно.

Он рассмеялся, подал мне норковый платок, который остался на диване, и сказал:

- Правильно мне говорили, что все русские сумасшедшие.

Если бы он только знал, до какой степени, если бы он только знал. Мой бедный Джейк. И знаете, когда русский человек хочет возмездия, или хочет заставить других пожалеть о содеянном, он, обычно этого добивается, но только не в том случае, если ему противостоит Дьявол."
Скрин:


Глава 11. Часть 1.

Текст:
"Освободившись от власти Дэвида, я решила, что нарушу данное ему обещание. С волками жить - по волчьи выть. Я имею в виду, что Дэвид играл нечестно, издевался, пользовался тем, что имеет надо мной власть. Поэтому, я решила проучить его. К тому же, на Джейка очень благотворно повлиял мой королевский вид, и комплименты, которые сказал его жене мужчина, который был высшим авторитетом в его жизни.

Джейк был очень терпеливым со мной весь день, он сводил меня в дорогой ресторан, а затем даже на шоппинг и впервые за все время нашего знакомства купил красивое платье, со словами: "Ло, кажется, я понял. Ты права. Такой девушке как ты, муж просто обязан дарить платья!". Прозревший Джейк, который, наконец, повел себя как нормальный мужчина, а не как тот, кто рассуждает о равноправии полов и относится к отношениям как бизнес проекту по совместной покупке дома и продолжению рода, был мне по нраву. Проблемы начались позже. Идиллия в нашей паре продлилась лишь пару часов.

- Это был такой хороший день. Правда, милая?

Я стояла у зеркала, аккуратно снимая ободок-корону, а он подошел сзади и обнял меня. Совсем как Дэвид. Совсем как тогда, в наш первый с ним раз. Так стоп. Никакого Дэвида! Джейк, да, Джейк. Как примерная жена я развернулась к нему и обняла его. Мы стали целоваться. Это было совсем не так возбуждающе, как с… стоп, стоп, стоп! Я старалась не думать, старалась увлечься своим мужем. Но узнав о том, что в мире существует такой город, как Париж и отведав устриц с белым вином, вам вряд ли захочется возвращаться, к примеру, в Феникс, Аризона и есть подгоревшие гамургеры с теплым пивом. Нет, Ло, стоп! Вот Джейк. Это и есть твой Париж! Я стойко держалась, стараясь не допустить Французской революции и не взбунтоваться, и мы, наконец, оба были без одежды и лежали в постели. Революционные мысли все же были в моей голове, и мне хотелось сказать, что неожиданно меня поразил приступ головной боли, но это было как-то глупо. Я представила себя сидящей в кафе на Елисейских полях и закрыла глаза. И тут…

- Ло, а где презервативы?

- Что? - пришлось отложить устрицу, которую я хотела съесть в своих мечтах и посмотреть на Джейка.

- Они были в тумбочке… неужели закончились? Хм…

Обнаженный Джейк копался в тумбочке стоящей у кровати, а я, закусив губу, смотрела на него. Ну, почему? Ну, почему он не может быть таким как Дэвид? Дались ему эти презервативы! В конце-концов мы женаты. Мне стало противно. Я совсем не хотела его. Ужаснее чувство было сложно представить. Я не хотела, чтобы этот мужчина был во мне, но я знала, что это неизбежно. Внутри меня все протестовало, все мое существо умоляло, чтобы я прекратила это, избежала близости с ним. Мое лицо исказила гримаса боли, но он не видел ее. Он рылся в тумбочке. Я молилась, чтобы он не нашел презервативы, и тогда, возможно мы обойдемся чем-то более невинным, и этот мужчина, который казался таким чужеродным, не будет мной обладать.

- Я не знаю, Джейк. - тихо ответила я.

- Ты не покупала? - он не оставлял попыток, и продолжал поиски. Господи, хоть бы их там не было!

- Нет…

- О…о… да! я нашел один! Завтра куплю еще.

Я внутренне застонала от бессилия. Джейк, напротив был крайне рад и возбужден. Ведь теперь все безопасно, никаких тебе сюрпризов, незапланированных детей и спонтанности. Отдавшись ему, и изо всех сил визулизируя столицу Франции, я вдруг поняла: лучше умереть в Париже выпив напоследок дорогого шампанского, чем всю жизнь сидеть в Аризоне и наедаться до тошноты жирными бургерами. Мой Дэвид… мой истинный Париж, мой мужчина, тот, кто чувствуется во мне так правильно и естественно, как это только возможно… завтра я его увижу.

На следующий день, я не могла дождаться окончания рабочего дня. В таких случаях время всегда тянулось крайне медленно, и я изнывала от скуки. Тем более, что Дэвид не давал о себе знать. Ведь мы не договорились ни о времени, ни о месте нашей встречи. Наверное, он передумал, убедился в своей власти и передумал. Как и многие женщины, я умела себя довести до ручки еще до того, как нечто плохое произошло. Я расстроилась, даже немного поплакала, и ходила как в воду опущенная. Буквально за пол часа до окончания моей смены, от него пришло очень мужское и конкретное сообщение: "Во сколько за тобой заехать? D". Я, чуть не подпрыгнув от счастья, задохнувшись предвкушением вожделенной встречи! Даже поездка в Париж не могла бы меня так обрадовать. Если бы он только знал, что простое смс от него заставляет мое сердце биться быстрее. "Я заканчиваю через 30 мин. Л" - мой ответ был скупым, таким же, как и его вопрос. "Ок. D." - пришел еще более короткий ответ.

Я решила, что работы на сегодня хватит, и пошла приводить себя в порядок. Роль будуара Королевны исполняла уборная в подсобном помещении. Боже, я иду на свидание со звездой рок-н-ролла, с самым шикарным мужчиной в мире и должна готовиться к этому в туалете! Ужасно! На работе, мы были обязаны носить вещи из нашего магазина, конечно, тренировочные штаны за 20 долларов и базовая футболка не годились для встречи с Дэвидом. Я была предусмотрительна, и захватила вещи на смену. Поступила я умно - просто спрятала их в пакет, пока Джейк не видел. Иначе, у него бы точно возникли вопросы по поводу того, куда я собираюсь после работы. Я нарядилась в черную юбку-карандаш с ассиметричной баской, и джинсовую рубашку из светлого дэнима. Простой образ дополняли три ряда черных бус, черный платок, который я повязала на голову и черное пальто прямого кроя. С обувью я не стала экспериментировать - черные остроносые лодочки удачно завершили образ. А еще, с прошлой зарплаты я разорилась на небольшую элегантную сумочку в стиле ретро из мягкой кожи. Посмотрев на себя в забрызганное, мутное зеркало в складском туалете я отметила, что выгляжу неплохо. Жаль, нельзя было принять душ после работы, но на это не было ни времени, ни условий.

Черный, блестящий "Ягуар" стоял у входа в магазин ровно в назначенное время. Точность, вежливость Королей. А вы знаете, что Дэвид был Королем. Я очень надеялась, что кто-нибудь из моих коллег увидит какой шикарный и известный мужчина приехал за их Ло, и как элегантна сама Ло, которая всего пол часа назад бегала по магазину в футболке и спортивных штанах, то карабкалась на лестницу, то возилась с пыльными крючками, и все только ради того, чтобы заработать жалкие 12 долларов в час.

Когда Дэвид вышел из машины, я чуть не упала. Нет, как бы я ни старалась, мне было не сравниться с этим мужчиной! Он был в черном, сидящем тютелька в тютельку по фигуре пальто, брюках, красном джемпере, черном шарфе, завязанном миланским узлом и, конечно, в дорогих черных ботинках. Он подошел ко мне (я стояла как вкопанная, не в силах пошевелиться от обрушившейся на меня красоты и стиля), и поцеловал меня в щеку. Жалела ли я, что передумала и решила с ним встретиться? Конечно, нет!

- Привет, детка, - мягким, бархатным голосом сказал он, и улыбнулся.

- Ппппривет, - запнувшись сказала я, не в силах поверить, что этот мужчина хочет обладать мною вновь. Он был слишком хорош для меня! Слишком стилен! Слишком сексуален и соблазнителен. Слишком знаменит, слишком богат, слишком шикарен… слишком, слишком, слишком! Но он хотел, и он приехал за мной, и он был тоже рад встрече. Абсурд!

Дэвид распахнул дверцу машины, и я неуклюже села в нее, раскрасневшись от собственного везения. Меня это смущало. Знаете, было такое чувство, как будто мне вручили приз, на пути к получению которого я схитрила или подтасовала результаты конкурса. Невероятно приятно, но стыдно! Дэвид обошел машину, и сел за руль. Он снял солнечные очки и заглянул мне в глаза. Я неровно втянула воздух. На пару секунд, все будто остановилось. А потом он, этот невероятный мужчина в идеальном пальто, приблизился ко мне, взял меня за подбородок и поцеловал. Я растеклась по сидению. Я тихо застонала. Мне показалось, что я

умираю от счастья. И я бы не расстроилась, если бы рассталась с жизнью в этот момент.

- Я заказал столик в ресторане… - в пол голоса сказал он, все еще сжимая пальцами мой подбородок. - Но времени у нас не так много. Ты не возражаешь, если мы пропустим ужин?

С трудом поняв смысл вопроса, я ответила:

- Я не голодна. - это было неправдой. Обед у меня был в районе часа дня, а сейчас было пять. Но то, как я изголодалось по его телу, не шло ни в какое сравнение с тем, как я хотела есть.

- Точно? Я после работы обычно готов съесть буйвола. - сообщил Дэвид и завел машину. - Ты любишь фиш-энд-чипс?

Все-таки он мне не поверил, и решил накормить.

- Да. Но я не пробовала настоящий. Я всегда мечтала попробовать его в пабе в Лондоне. Но, к сожалению, мне пока не довелось съездить в Англию. - сказала я и улыбнулась.

- Отлично. Значит, сегодня ты его попробуешь.

- Мы летим в Лондон? - пошутила я. Дэвид обернулся, и расплылся в улыбке:

- Нет, Ло, но фиш-энд-чипс будет точно такой же, как в Лондоне. Я обещаю.

Он позвонил в ресторан, отменил бронь, а потом немного покружил по Челси и остановил машину у одного небольшого местечка под названием "Перец и рыба". Такие крохотные заведения были в Нью-Йорке сплошь и рядом. В одних продавали пиццу, в других бейглы, в третьих китайскую еду, в четвертых выпечку и чиз кейки. Обычно, заведение состояло из небольшой стойки для приема заказа, за которой виднелась кухонька, двух-трех столиков и оформления, ограничевающегося креативными навыками хозяина. То есть, самого что ни на есть простого оформления.

- Ты подождешь меня в машине, или хочешь пойти со мной? - спросил Дэвид.

Как вы думаете, что я ответила?

- С тобой.

- Хорошо.

Мы вышли из машины, мой английский джентельмен открыл передо мной дверь, и мы вошли в небольшое заведение. Оформлено оно было незамысловато: вырезки из газет и фотографии знаменитых клиентов с автографами. Оказалось, фиш-энд-чипс тут предпочитали лакомиться многие знаменитости. Конечно, я знала не всех, но одного, который в данный момент здоровался с работником, как со старым другом я знала прекрасно. Дэвид сделал заказ, и пока мы ждали, он подошел ко мне и обнял. Он меня обнял! Так, как обнимают свою женщину. Я была на седьмом небе от счастья, хоть и не понимала, что на него нашло. Ощущение было такое, что мы с ним пара. Я размечталась! Как же это хорошо! Как же должно быть хорошо быть его женщиной по-настоящему, ездить с ним на машине, заходить в дешевые закусочные и покупать жирную еду, чувствовать его объятия, заботу, а потом заниматься с ним любовью всю ночь напролет. Просыпаться с ним. Делать ему кофе. Готовить ему завтрак. Принести завтрак в постель и не съесть его, взамен поддавшись порыву и любить друг друга снова. Мыться с ним в душе. Наносить мароканское масло на его влажные волосы. Гладить для него рубашки. Ходить с ним за руку по парку. Рожать от него детей. Чистить зубы стоя рядом у раковины в ванной. Драться подушками. Выходить с ним в свет в красивом платье в пол. Тихонько сидеть на кухне с глянцевым журналом, пока он со своим продюссером обсуждает что-то важное в гостиной. Выйти за него замуж. Ездить вместе в путешествия. Любить друг друга под звездами на берегу моря. Ну почему этого не может быть в моей жизни? Я чуть не расплакалась от нахлынувших чувств и несправедливости.

- Я так люблю тебя! - вдруг вырвалось у меня, от переизбытка эмоций. Я уткнулась носом в лацкан его дорого пальто из мягкой шерсти. Его пальцы легко обласкали мою шею сзади и он зашептал мне в ухо:

- Ты такая забавная, Ло. Я… - он хотел сказать что-то еще, но заказ был готов. Так невовремя! Я бы многое отдала за то, чтобы узнать, что он хотел мне сказать. Я с трудом взяла себя в руки. Так хотелось плакать и умолять его быть моим, позволить мне быть его женщиной, дать мне шанс. Всего один шанс. Я не помню, как мы вернулись в машину. С трудом отделавшись от навязчивых мечтаний о невозможном, я вернулась в реальность. Реальность была сказочной, хоть ей было и далеко до моих истинных желаний.

- Все в порядке, детка? - вдруг спросил он. Мы уже почти подъехали к его дому.

- Угу.

- Такое ощущение, что ты сейчас расплачешься.

Я была шокирована. Да что с ним сегодня такое? Он так внимателен ко мне! Он чувствует меня! И таким поведением он сводит меня с ума еще быстрее, чем своей Дьявольской соблазнительностью.

Дэвид Гэрдан был многогранным мужчиной. И тогда я даже не представляла насколько. В тот день я познакомилась с одной из самых приятных его граней."

Скрин:


Глава 11. Часть 2.

Текст:
"Пока мы поднимались на лифте, Дэвид непрерывно целовал меня. Он прижал меня к стене, изучая пальцами мое тело через одежду. Сердце стучало как ненормальное, мне казалось, еще немного и моя грудь не выдержит и оно выскочит наружу.

Он помог мне снять пальто и мы прошли в гостиную. У дивана стоял невысокий столик, где Дэвид и разложил купленный фиш-энд-чипс, прямо на бумаге, которая к нему прилагалсь. Никаких тарелок.

- Я люблю есть руками. - сообщила я. Он сел рядом со мной на диван.

- Я тоже… - ответил он широко улыбаясь, взял картофель фри и поднес к моим губам. Есть картофель из его пальцев было в сто раз вкуснее, чем делать это своими собственными руками. Ко всему прочему, он позволял мне слизывать соль с его пальцев. Это было так сексуально! Я тоже поднесла картошку к его губам и он съел ее, обхватив губами мои пальцы.

- Мне так хорошо с тобой, Дэвид… - я заглянула ему в глаза, поднеся очередной ломтик картофеля к его губам.

- Угу… - он взял мою руку в свою и медленно облизал каждый палец, глядя мне в глаза. Я тихо заскулила. Он был таким соблазнительным, таким вкусным. И ему нравилось пробовать меня.

Это не могло продолжаться долго, мы слишком хотели друг друга.

Он притянул меня к себе за затылок и глубоко поцеловал, укладывая на диван. Я стонала ему в губы и неловкими движениями пыталась освободиться от юбки. Он смял пальцами платок, стянув его с моих волос и кинув на пол.

- Ты всегда так много на себя надеваешь… - тихо выдохнул он, мне в губы и глубоко поцеловал. Я сама стянула с себя юбку и трусики, потеряв всякий стыд и не в силах больше ждать, а он помог мне освободиться от рубашки. Мое дыхание сбивалось, когда он стянул с себя джемпер и майку, и моему взгляду открылось его красивое тело. Торс Иисуса с картины “Кровь Иисуса Христа” Рубенса. Только у Дэвида было еще несколько татуировок. Очень красивых. Я с придыханием целовала одну на его груди, одновременно пытаясь справится с ремнем на его брюках. Но пальцы совершенно не слушались, и он все сделал сам. Наконец, я лежала под ним абсолютно голая, если не считать нескольких нитей бус и ожерелья, и чувствовала его приятную тяжесть, теперь упоенно целуя его предплечье. Ласки не могли продолжаться долго. Мы оба были слишком голодными.

- Я бы позволил поцеловать тебе их все… но… - тихо сказал Дэвид, и я почувствовала, его ладони на своих бедрах, он притянул меня к себе ближе и в следующую секунду длинный и жалобный стон сорвался с моих губ. Это было так приятно и хорошо, ощущать его всем телом, ощущать его внутри, ощущать его кожу, его дыхание на своем лице, его пальцы, ласкающие грудь. Я как безумная целовала его, все, до чего я могла дотянуться: глаза, нос, щеки, губы, шею. Хриплые, отрывистые звуки, которые слетали с его губ были лучше любой музыки для меня, лучше любой его песни. Я что-то сбивчиво шептала, какие-то обрывки фраз, его имя. Иногда наши взгляды встречались, он смотрел на мое лицо, а потом отводил взгляд набирая в легкие воздуха, как будто пытаясь оттянуть приближавшееся наслаждение. Темп нарастал. Я цеплялась за него, царапала его, пыталась хоть как-то избавиться от разрывавшего мое тело напряжения. А потом он потерял контроль. У Дэвида было очень сильное животное начало и оно взяло над ним верх. Наши взгляды снова встретились, и в его глазах я увидела только черную пустоту. Он замер. На мгновение. Всего лишь на короткую долю секунды. А потом сделал резкое движение бедрами и опять замер. И еще одно. И еще. Все быстрее и резче.

- Нет, нет не надо…. - вскрикнула я как в бреду и замотала головой.

- Мне остановиться, Ло? - хладнокровно спросил он хриплым голосом, улучив секунду между движениями. Он знал, что я хотела, чтобы он продолжал, а я знала, что он уже не остановиться. Совсем скоро мое напряжение обратилось в сильнейший оргазм, а затем, я увидела его лицо, в момент наслаждения, он был таким красивым! И ему было так хорошо со мной! Невероятно! Мы оба расслабились. Я некоторое время тихо скулила в его плечо, не в состоянии совладать с чувствами. Дэвиду тоже потребовалось время, чтобы восстановить нормальный ритм дыхания. Он поцеловал меня в плечо, а потом поморщился и дотронулся до своего.

- Если ты меня еще раз укусишь… я тебя накажу. - тихо проговорил он, и я увидела след от зубов на его плече. Я укусила его? Я совершенно не помнила этого!

- Прости… я… это ты виноват! Ты делаешь со мной что-то невероятное.

Он улыбнулся, навис надо мной и стал целовать меня: сначала губы, потом уши и щеки, а потом прошептал:

- Я тоже хочу оставить на тебе отметки, Ло. На шее, на позвоночнике, ключицах…

О, боже, он был диким, он был абсолютно диким! Это признание сделало из меня самую счастливую женщину в мире. Как жаль, что я не могу ему это позволить.

- Ты знаешь… что этого делать нельзя не потому, что я не хочу.

- Это не важно… - он все целовал и целовал меня. - важно то, что мне нельзя.

Он впился поцелуем в мои губы, и я почувствовала, что он опять возбужден. Я тоже его хотела. Едва успев перевести дыхание, мы были готовы любить друг друга снова. Химия между нами была просто безумной.

-Ло… милая Ло… - проговорил Дэвид и мягко коснулся моих губ. Я была вся мокрая, тяжело дышала и смотрела на него с всепоглащающей любовью. Я любила его в этот момент, как никогда. Всецело, полностью. Я погрузилась в омут любви на самое дно, водоросли чувств опутали мое тело, любовь будто вода проникла в легкие, заполнила все клеточки моего тела до единой, и было невозможно вынырнуть обратно. Никогда. Он нежно целовал меня, мои щеки и шею, проводил пальцами по жемчужинам на моей шее.

- Ты выглядишь как ребенок… - прошептал он, и убрал прядь налипших на мое лицо волос. Мне показалось, что в его взгляде тоже промелькнуло неподдельное обожание. Он даже слегка мотнул головой и прикрыл глаза на секнуду.

- О, Дэвид… - только и смогла проговорить я и потянулась к нему за поцелуем. Наверное, после того, как меня два раза любил мужчина моей жизни, я действительно была особенно красива и соблазнительна, юна, румяна и притягательна для него. А Дэвид даже не догадался, что такой сделал меня он сам.

- Мне хорошо с тобой, - прошептал он, прежде чем поцеловать меня, и я была готова рыдать от счастья. Все, чего я хотела в жизни в тот момент - быть с ним и чтобы ему было от этого хорошо. И сейчас это было именно так. Ненадолго. Я пыталась запретить себе думать о том, что это закончится. И просто наслаждалась моментом. Я правда очень старалась. Я смотрела на Дэвида, я трогала его разгоряченную кожу, мы целовались.

- Я хочу остаться с тобой. - невыдержала я, зная, что все порчу этими словами.

- Я знаю, Ло. - спокойно ответил он. Он не рассердился. - Мы будем встречаться как можно чаще.

- Но… нам так хорошо, Дэвид… почему ты…

- Шшшш… - он приложил палец к моим губам. - Не нужно, детка. Мы любовники. Это все, что я могу тебе дать.

- Но почему?

- Потому что, это все. - ответил он, и снова меня поцеловал, прерывая неугодную ему беседу. Потом, он развернул меня к себе спиной и долго целовал плечи, и шею, массировал спину, а через несколько минут я почувствовала, что он развел мои ноги и вошел в меня, шумно выдохну воздух. Я застонала, уткнувшись носом в диван. Дэвид брал меня медленно, смакуя каждое движение, растягивая удовольствие, иногда склоняясь и целуя мои лопатки. Он не мог не чувствовать, что мы идеально подходим друг другу. Что мы созданы друг для друга. Я знала, что он это знает. Но я не понимала, почему он не хочет быть со мной. Некоторые секреты лучше не раскрывать. И долгое время я пребывала в уверенности, что он просто не хочет брать на себя отвественность за наш разрыв с Джейком, поскольку неуверен в том, что захочет быть со мной долго. Я и понятия не имела, что Дэвид был не из тех, кто боится отвественности. Все было намного хуже. Впрочем, в тот момент, даже обещание быть моим любовником из его уст было очень сладким и казалось неправдоподобным.

Мы не могли оторваться друг от друга очень долго. Я потеряла счет времени, я потеряла счет тому, сколько раз мы занимались любовью, казалось, что это было бесконечно долго. Я была удивлена тем, как сильно он хотел меня, с какой стратью брал. Из фаворитки-неудачницы я явно превратилась в любимое развлечение Короля. Мы отдыхали. Дэвид сидел на диване и курил свою странную сигарету, запах которой напоминал вишневую косточку. А моя голова лежала на его коленях, я смотрела на него и улыбалась. Кончиками пальцев свободной руки он играл с моим соском. Я тихо постанывала. И тут зазвонил телефон. По иронии, он запел голосом Дэвида, а звонил мой муж. Видимо, в моих глазах отразилась неподдельная паника, и Дэвид только по моему виду опознал звонившего.

- О боже, я же не предупредила его….

Я предприняла попытку вскочить с дивана, но Дэйв сжал мое предплечье и сказал:

- Шшш… успокойся. Где телефон? В сумочке?

Я только кивнула. Грациозно встав, и затушив сигарету, он взял сумочку, и бесцеремонно покопавшись в ней от силы пару секунд (у меня всегда куча времени уходила на поиски чего бы то ни было), мужчина выудил телефон и протянул его мне со словами:

- Скажи, что ты ужинала с подругой и уже едешь домой… откуда-нибудь из Бруклина. Где у вас там все русские живут...

Совершенно точно, по соционическому типу он был Штирлицом! А значит, моим дуалом, поскольку была Достоевским. Он был так спокоен, и сочинил правдоподобную ложь за считаные секунды, в то время как моя голова была полна разрозненных мыслей и страхов. Со мной такое было впервые. Я в занималась любовью с другим мужчиной, а мой муж звонит мне, потому что я была так счастлива, что даже забыла позвонить ему, и соврать предварительно. Все-таки врать заранее проще, чем тогда, когда уже провинился. Самое странное, что в сложившейся ситуации меня смущало именно это, а не то, что я говорила по телефону с мужем, а при этом обнаженный Дэвид прижимал меня к себе и гладил ладонью мою грудь. Я попыталась вырваться, по-моему, это было уже слишком цинично, но он не дал мне этого сделать, и я повиновалась.

- Джейк…?

- Ло, милая… где ты? Почему ты не берешь трубку?

Оказывается, Джейк звонил несколько раз, но мы были так увлечены друг другом, что никто из нас не слышал телефон. Как хорошо, что муж не видел меня. Я сгорала от стыда и начала заикаться.

- Я… я… ой, прости Джейк… я ужинала с Хелен. Я… не слышала… я…

Дэвид сжал мое плечо и многозначительно посмотрел на меня, безмолвно требуя взять себя в руки.

- Мы были в русском ресторане, на Брайтон Бич. Я уже еду домой. Буду где-то через час – полтора.

- На Брайтон Бич? Хм… далеко тебя занесло. – кажется, он не поверил.

- Ну да… я захотела борща… а там самый лучший.

Иногда мои русские корни играли мне на руку. Потому что придумать, что бы я могла делать где-то глубоко в Бруклине, после работы, было не самой легкой задачей. Идиотская отговорка про борщ (вообще-то я готовила его великолепно и сама) показалась Джейку убедительной, он сказал:

- Ладно, Ло… ничего страшного, просто я волновался… в следующий раз звони. Приезжай скорее, милая. Тебя встретить у метро?

- Нет, нет… не нужно…

- Как скажешь. Тебя дома ждет сюрприз. – добавил он, уже весело, и я чуть не всхлипнула от ненависти к себе. Он был таким хорошим, старался для меня. Вчера платье купил, и опять какой-то сюрприз, а я… мой взгляд упал на губы Дэвида. Чувственные, четко очерченные. Я любила целовать их больше всего на свете, намного больше, чем быть верной мужу. Что он со мной сотворил?

- Правда? – я попыталась придать голосу любопытства.

- Да… тебе понравится, приезжай скорее. Я люблю тебя.

- Я… и я тоже…

Он отключился, а я выронила айфон и разрыдалась. Дэвид развернул меня к себе, подцепив пальцами подбородок и заставив на себя смотреть. Он был очень спокоен. Как будто ничего не произошло.

- Ло… не нужно плакать… все в порядке, успокойся.

- Дэвид, о каком порядке ты говоришь? Я ужасная, я просто ужасная. Как я так могу?

Он больше ничего не сказал и прижал меня к себе. Слов утешения в данной ситуации не существовало. Дэвид принес мне воды, потом отвел в ванную и заставил принять душ.

То, что он принял его со мной, сгладило неприятные углы, к тому же, он обнимал меня, гладил, намыливал и еще успевал целовать. От его нежности мне хотелось выть и умолять его позволить мне остаться. В любом случае, его поведение давало мне надежду. Сворешенно точно, теперь я имела право наеется, что однажды он передумает и мы будем вместе.

Через час мы сидели в его Ягуаре, готовые к небольшой поездке до дома Джейка. Если быть точной, то до нашего с Джейком дома.

- Почему ты не сказала ему, что не поедешь домой после работы? – спросил он.

- … я… я забыла.

- Забыла? – он улыбнулся и покачал головой, - Право, Ло, это мило. Забыть о муже. И о чем ты только думала?

- Ты знаешь о чем… - надувшись, сказала я, потому что он опять издевался. Дэвид протянул руку и погладил пальцами мой подбородок.

- Детка, если тебе так тяжело это… все, что я могу сделать - это предложить больше не встречаться. Мне бы этого не хотелось, но…

То, что все может закончиться, напугало меня куда больше, чем то, что Джейк может все узнать. Я быстро расставила приоритеты.

- Дэвид… ты же знаешь, как я отношусь к тебе и не хочу, чтобы это заканчивалось. Но мне, действительно, неприятно… я никогда никому не изменяла… даже когда просто с кем-то встречалась, а он мой муж. Это сложно… то есть… с тобой мне очень, очень хорошо, но эта ситуация… но я тебя так люблю…

- Я понял, не продолжай. – прервал Дэвид мои попытки облачить сбивающиеся мысли в некое подобие объяснения своих чувств, - Тогда в следующий раз просто будь осторожнее.

Мы ехали по Манхеттену, я молчала. Наверное, я выглядела грустной и растерянной, потому что Дэвид сказал:

- И вообще Ло, раз уж все так, как есть… наслаждайся моментом. Хватит думать. Тебе хорошо со мной?

- Да, очень.

- Вот и цени это. Не думай ни о чем… нет Джейка, нет никаких обязательств и проблем, нет ничего, сейчас есть только ты и я.

- Но… но это неправда. - оказывается, у Дэвида все было так просто.

- Мы сейчас только вдвоем и нам хорошо. Это правда. Carpe diem, Ло. – еще один, и самый важный постулат его веры. И я хотела следовать за ним, хотела обрести ту же веру, ведь это было вполне реально, поскольку он был божеством, он был моим идолом. Но мне требовалось время. Нельзя вот так вот взять и по щелчку переключиться с одного на другое.

- Я постараюсь. – пообещала я.

- Жизнь такая короткая, детка, очень короткая… сделай мне одолжение, думай поменьше… - попросил Дэвид.

- Иногда мне кажется, что это как раз то, чего хотят от женщин практически все мужчины.

- Не уверен, но в данной ситуации… - его рука скользнула по моему бедру и пальцы слегка его сжали – это точно.

Когда мы были в паре кварталов от моего дома, я спросила:

- А это правда, что мы любовники?

Он громко засмеялся и посмотрел на меня:

- Боже, Ло… Ну, конечно. Во всяком случае, мне другое слово в голову не приходит. А тебе?

Я действительно любовница Дэвида Гэрдана? Признаться, такого звания я себя не удостаивала даже в самых смелых фантазиях. Видимо, на моем лице было неподдельное удивление, потому что Дэвид спросил:

- Почему это тебя так шокирует?

- Я, наверное, недостойна…

Он громко рассмеялся.

- Ты ведешь себя хуже, чем мои поклонницы. И начинаешь мне надоедать.

Я опять надулась и даже отвернулась к окну. Он припарковался и сказал:

- Ло, посмотри на меня.

- Ну, что? - я повернулась к нему, а он вдруг взял мои руки в свои и поцеловал их, жест, совсем не свойственный мужчине-дьяволу.

- Ты мне очень нравишься. – он провел пальцами по моим волосам, заглядывая мне в глаза. У него были потрясающе длинные ресницы, такие красивые. Он был идеальным. И я ему нравилась. Это просто невероятно!

- Нравлюсь? Как женщина? - еще более удивленно спросила я. Я никак не могла поверить, что нравлюсь этому мужчине. Даже то, что он спал со мной и хотел меня, видимо, не являлось доказательством.

Он не сдержался и опять рассмеялся.

- О, Господи, ну, конечно. А теперь обещай мне не реветь больше и не переживать по пустякам, и уходи из моей машины. Я начинаю от тебя уставать.

Все это было сказано с улыбкой. Хоть он и уставал от меня, мое поведение его забавляло. Я уже понимала, что Дэвид не станет общаться со скучной женщиной, пусть даже она будет являться воплощением красоты и сексуальности. Со мной ему скучно не было. Это был мой козырь.

Я улыбнулась, и крепко его обняла. Последнее, что я ему сказала в этот вечер, было: «Я обещаю». В свете того, что я нравлюсь самому шикарному мужчине в мире, измена мужу мне и самой стала казаться пустяком. Я очень быстро училась у Дэвида быть циничной не по годам, и эгоцентричной не по положению. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу кто ты. А Дэвид Гэрдан был мне больше чем другом, теперь он был моим любовником."
Скрин:

Глава 12

Текст:
"Дэвид не звонил несколько дней. Это будто было его правилом: заставлять меня изголодаться перед тем, как дать полакомиться собой. Почему-то, то, что случилось в тот день, я считаю нашим первым, и, возможно, единственным настоящим свиданием.

Итак, была пятница. Я как обычно работала в зале. В магазин только что пришла новая графика, и я забралась на высокую лестницу, чтобы сменить старый плакат на новый. Взбираться на высокие лестницы мерчендайзерам приходится довольно часто, а еще носить коробки, манекены и прочее, прочее. Поэтому обычно я надевала на работу удобные вещи. Но в тот день была абсолютно к этому не готова: на мне было короткое платье в стиле «бэби долл». Черное, в больших лиловых цветах, и черные плотные колготки. Очень дешевое и немодное. Я заменила графику, и собиралась спускаться, как заметила под лестницей мужчину, и то, что он без стеснения смотрит мне под юбку. Я чуть было не упала с лестницы! Покупатели часто оказывали мне внимание, из-за необычной для них «русской» внешности, но чтобы такое! Когда я поняла, что этот мужчина никто иной, как Король Моего Сердца, я оступилась и пролетела ногой мимо ступени. Он подхватил меня и помог оказаться на полу без происшествий. Сердце прыгало от счастья. Улыбка была до ушей.

- Какая у тебя интересная работа, Ло. – ласково промолвил Дэвид. Его рука осторожно скользнула по моему бедру.

- Дэвид, ты что! – шикнула я на него с довольной физиономией. Он был невероятно красив. Я знаю, я все время повторяю это, но это было действительно так. На нем были идеальные черные брюки, белая рубашка, пальто и шарф, завязанный миланским узлом. Настоящий денди. На ногах как всегда неприлично дорогие ботинки, сегодня черного цвета. Прическа очень аккуратная, а в руке какой-то большой картонный пакет. Я не успела заметить бренд, но поняла, что мужчина ходил за покупками. Джейк терпеть не мог шоппинг и делал это исключительно по необходимости. Он почти никогда не делал мне подарков без повода. Дэвид был другим, и тут мы с ним совпадали: он тоже любил обновить свой гардероб, и не считал красивую одежду пустой тратой денег. Ну просто идеальная пара! Если бы не мое замужество. И его нежелание быть со мной по-настоящему. И еще куча причин о которых я знала. И еще одна, намного большая куча причин о которых я тогда даже не догадывалась. Впрочем, я отвлеклась.

- Джейк будет работать весь вечер… и ночь. – вкрадчиво проговорил мужчина. Такие сообщения я называю «как снег на голову». Я приоткрыла рот, но он продолжил, - мы не успеваем по срокам. Должен сказать, твой муж не лучший выбор, который я мог сделать. Впрочем, он готов работать, сколько потребуется. Это уже что-то.

Ну вот! Мало того, что рейтинг Джейка и так заметно упал с появлением Дэвида, так он еще обвиняет его в непрофессионализме. Я расстроилась. Но не очень сильно, ведь сейчас рядом был самый что ни на есть мой мужчина и он все делал замечательно.

- Почему же вы не в студии, мистер Гэрдан? – иронично спросила я.

- Потому что я сделал свою часть работы. И очень давно. – парировал Дэвид с легкой улыбкой.

- Вы просто само совершенство. – в голосе все еще была ирония, хотя, зря я ее прибавила, я ведь действительно считала его совершенным тогда.

- В том, что касается работы – да. – улыбнулся он.

Я обожала когда мы говорили друг с другом так – немного шутливо, немного флиртуя. В такие моменты между нами будто пробегали миллионы маленьких электрических разрядов. Мы оба чувствовали это. Оба улыбались. И оба хотели любить друг друга. Дэвид меня, конечно, только физически. А я его – всецело.

- Что же привело вас сюда? Неужели решили изменить дорогим костюмам и купить китайский джемпер? – пошутила я.

- Миссис Найт, я всего лишь подумал, что вы загладите передо мной вину вашего мужа и составите мне компанию на прогулке, за ужином и в постели. Ммм? – это грудное «ммм» которое он протянул в конце вопроса, было самым эротичным звуком, который я когда-либо слышала. Разве что его хриплые стоны во время секса были более эротичны.

- Кажется, он сильно провинился, раз вы просите меня сразу о трех вещах… - тихо проговорила я, пряча улыбку. Мы с Дэвидом были не только не самыми хорошими людьми, ко всему прочему мы были циниками. Делать шутки из измены… бедный, мой бедный Джейк! Мы оба влюбились в монстров. Он – в меня, а я в Дэвида-дьявола.

- Очень провинился. Поэтому, вам придется постараться. Особенно в постели. – Дэвид несколько раз кивнул головой, как бы подчеркивая всю серьезность своих намерений. Испугал ежика кое-чем, называется.

- Ничего не поделаешь. – я развела руками, - придется отвечать за чужие проступки. - Я нарочито громко вздохнула, показываю всю степень обуявшего меня расстройства. И мы рассмеялись.

Я начала собирать складную лестницу.

- Ты что, собираешься сама ее нести? – Дэвид указал на лестницу. Я опешила. Тут, в Америке, сложно было удивить кого-то тем, что женщина выполняет «мужскую» работу. Все-таки он был идеален для меня, он не хотел, чтобы я таскала тяжести, в отличии от Джейка, который на мои жалобы о том, что мне приходится носить тяжелые коробки, лишь говорил «сочувствую».

- Это моя работа, Дэвид… - я пожала плечами.

- Я могу тебе помочь? Или… кто-то из твоих коллег?

Я живо вообразила Дэвида в его дорогой одежде, несущего старую лестницу по дешевому магазину и ужаснулась. Я подходила для это роли. Он - нет.

- Не думаю, что это хорошая идея… я справлюсь.

- Ну, ладно… правда, тебе придется понести и это впридачу. – он протянул мне пакет. Только теперь я увидела, что на простом черном пакете, простыми белыми буквами было написано Dolce & Gabbana. Мой любимый бренд! О, Боже! Я поминала господа всуе очень часто в тот день.

- Что это? – мой голос задрожал. Ни один мужчина никогда не дарил мне даже мелочи из бутика Dolce & Gabbana, да и из какого-либо другого бутика тоже. Я только ходила и облизывалась на эти вещи, и не просто облизывалась, а мерила их и страдала оттого, что не могу их себе позволить. Самое сложное после примерки было объяснить продавцу, почему я ничего не покупаю, ведь мои глаза горели. Приходилось врать, что я должна обсудить покупку с мужем, или еще прошла не все бутики, что хотела, и не могу сделать выбор.

- Платье и туфли. Ресторан, в который мы пойдем довольно приличный, я подумал… что ты захочешь переодеться.

Я потеряла дар речи. За что? За что мне такое счастье? Неужели он думает обо мне? И не просто думает, а ходит и выбирает для меня одежду, тратит на меня свое время, деньги. Неужели я ему действительно так сильно нравлюсь? Да, я все еще не могла в это поверить.

- О, Боже… Дэвид… я… - да, как и у любой женщины не превыкшей к дорогим подаркам на языке крутилось «я не могу это принять», но разум резко возразил: «И думать не смей, это же то, о чем ты мечтала!», - Спасибо, милый! Я…. Я не знаю что сказать. Спасибо!

- Меня рано благодарить, - улыбнулся Дэвид, - я вполне мог не угадать с размером.

Но он угадал. Не знаю, как ему это удалось, но платье и туфли сели как влитые. Платье было очень жественного силуэта, впрочем, как и все творения итальянского дуэта. Приталенное, длины миди и с рукавами-колокольчиками. Оно было пошито из жаккардовой ткани, сочного бордового цвета. А туфли - остроносые черные лодочки на маленьком каблуке. А еще, Дэвид подарил мне красивое ожерелье. Оно притаилось в большом пакете под свертком с платьем. Я была счастлива как никогда. Надевать на себя эти вещи в пыльном подсобном помещении, тем более, в туалете было особым извращением. Но таковы были реалии моей жизни: бедная Ло, бедный Джейк и богатый Дэвид. Я не узнала себя в зеркале: платья Дольче и Габбана каким-то волшебным образом делали из меня другого человека, настоящую красавицу. Моя начальница меня тоже не узнала.

- О, боже! Ло! Я думала кто-то посторонний спустился в нашу подсобку… боже, ты выглядишь как персона королевских кровей! Откуда это платье? А туфли? О, и какое колье!

На меня обрушилось слишком много вопросов, а времени было так мало, ведь меня ждал Мой Король. Пообещав рассказать ей обо всем позже, я побежала наверх. Дэвид ждал меня в зале, якобы с интересом разглядывая один из свитеров.

- О, Ло… ты замечательно выглядишь! - кажется, он тоже меня не сразу узнал. А еще, по-моему, в его глазах было неподдельное восхищение.

- Это все благодаря тебе! Пойдем отсюда скорее! - воодушевленно проговорила я, потянув его к выходу. Мне так хотелось поцеловать его, отблагодарив тем самым за подарки, но делать это на глазах у коллег, которые во все глаза смотрели на нас, в мои планы не входило.

Кто-то сказал, что женщине, чтобы быть красивой достаточно надеть черный свитер, черную юбку и идти под руку с любимым мужчиной. А теперь, вообразите, как себя чувствовала я, облаченная в шикарное платье Дольче и Габбана, дорогие туфли и держащая под руку любимого мужчину, который по совместительству был всемирно известным певцом и сексуальным Демоном? Я была Королевной. Когда мы шли под руку по парку Хай Лайн на нас все оборачивалсь. И не только потому, что Дэвид был знаменит, а еще и потому, что мы были очень красивой, стильно одетой, дорогой парой. Я прижималась к Дэвиду, обнимала его, и он позволял мне это. Я была счастлива и не хотела, чтобы это кончалось. Забавно, ведь когда происходит нечто хорошее, мы так часто думаем о том, что это закончится, вместо того, чтобы наслаждаться. И мысль о конце отравляла мне вечер, как я не пыталась ее прогнать.

- Милый…

- Угу?

- У меня есть одна мечта относительно Хай Лайн и ты должен мне помочь ее исполнить. - я повисла у Дэвида на руке, глядя на него, но краем глаза наблюдая за прохожими, которые восхищенно смотрели то ли на него, то ли на меня. От этого я испытывала сумасшедшее удовольствие.

- Ты просто ненасытна. Я думал отделаться платьем, Ло. - улыбнулся Дэвид.

- Это бесплатное желание!

- Хм… иногда лучше заплатить деньги, дешевле обходится - задумчиво протянул он.

- Это доброе, бесплатное желание. Тебе это не составит труда. - канючила я.

Он остановился, посмотрев на меня:

- Чего ты хочешь, детка?

Я неровно вздохнула. Он смотрел мне в глаза, он хотел исполнить мое желание, он был так добр со мной. По счастливому стечению обстоятельств, мы остановились там, где мне и было нужно. У разноцветного граффити, на котором моряк целовал красивую девушку в платье. Я указала на граффити пальцем.

- Я так и думал, что ты попросишь именно это… - тихо рассмеялся он.

- Я становлюсь предсказуемой для Тельца? Лучше пойти повеситься… - пробубнила я, не очень довольная собой. Потерять водолейскую непредсказуемость - хуже этого сложно что-то придумать.

Дэвид притянул меня к себе, обнял за талию, и прошептал:

- Это вовсе не безобидное желание, Ло. Это публичное место… и я заметил, что одна парочка уже нас сфотографировала.

- Тебя… - тихо сказала я. Его губы были совсем близко.

- Нас. - повторил он, и медленно склонившись, жарко и очень нежно поцеловал меня. Я не смогла сдержать стона, мои пальцы скользнули по лацкану его пальто, и легли на плечи. Мы целовались очень долго. Если кто-то нас фотографировал, снимков бы хватило на целую фотосессию. Когда Дэвид прекратил меня целовать, он скользнул губами по моей щеке и хрипло прошептал мне на ухо:

- У меня дикое желание пропустить ужин, Ло… но ты и так слишком худая… я не могу тебя так истязать. - его губы нежно коснулись мочки моего уха и я вздрогнула.

- Давай, давай пропустим! - воскликнула я, и он громко рассмеялся. Я его вечно смешила.

- Ло, мне очень льстит твой энтузиазм, это невероятно забавно.

- Забавно?

- Да. Ты самая забавная женщина в моей жизни.

- Это оскорбление?

- Это комплимент, конечно же. Почему ты постоянно думаешь, что я пытаюсь тебя оскорбить?

Я опять взяла его под руку и он повел меня к выходу из парка. Когда мы сели в его Ягуар (я уже приноровилась делать это довольно ловко), я спросила:

- Куда мы едем?

- В ресторан. Я не могу морить тебя голодом. Джейк освободиться не раньше пяти утра. У тебя завтра выходной. После ужина у нас будет предостаточно времени. Почти вся ночь.

Предостаточно времени? Как он мог так думать? Мне и всей жизни с ним было бы мало.

- Да, он написал мне смс, что будет в студии до утра. А я написала, что поеду тогда к Хелен на ночь. Так что я могу остаться с тобой до полудня, если хочешь. - сообщила я ему.

- Мне нравится идея с полуднем. Наконец, мы сможем выпить по Мимозе на бранч вместе.

- По Мимозе?

- Да. Это шампанское с апельсиновым соком.

- Хм… я предпочитаю просто шампанское. Чистое.

- Ах да, я забыл, что ты русская. - он улыбнулся.

- Как ты мог об этом забыть? Куда мы едем?

- Как куда? Я же только что сказал тебе, в ресторан. - Дэвид удивленно взглянул на меня.

- Но я не хочу в ресторааан. - вдруг закапризничала я. Скажу я вам, быть капризной с таким мужчиной, как Дэвид Гэрдан - один из самых изысканных и приятных способов времяприпровождения для женщины. Он повернулся ко мне и засмеялся.

- А чего ты хочешь?

- К тебе домой и тебя. - честно призналась я, для порядка немного покраснев и потупив взор. Взгляд упал на мои новенькие туфельки от Дольче и я засияла. Какой прекрасный день!

- Ох, Ло… нет. Мы должны поесть. - Дэвид завел машину.

- Ну, Дэвииииид!

- Господи, и как он тебя терпит? - он покачал головой. - Почему мы не можем сделать так, как прошу я? Все-таки я мужчина и я уже спланировал наш вечер.

Конечно, чтобы все шло по плану - главная мечта Тельца-Штирлица. Но Водолею так бы было слишком скучно.

- Можем, конечно можем. Но я не хочу.

- Что это значит?

- Что значит что? - удивилась я.

- Что значит выражение “можем, но я не хочу”?

- Это значит, что мы можем сделать так как хочешь ты, но я не хочу так делать. Что тут неясного? - искренне изумилась я, а Дэвид почесал подбородок.

- Это я понял, только не понял, это “да” или “нет”?

Я нахмурилась. Потом возвела глаза к небу. Потом поняла, что сама не понимаю, что это значит.

- Скорее нет… я думаю, да… скорее нет, чем да.

- Твою мать, Ло… - он засмеялся. - знаешь что, давай лучше, действительно, поедем домой, я не могу больше с тобой разговаривать… но я с удовольствием послушаю твои мелодичные стоны.

Дэвид склонился ко мне и мягко поцеловал в висок, пока мы стояли на светофоре. По моей коже моментально побежали мурашки.

- Я так люблю тебя… как жаль, что ты меня не любишь.

- Угу… - промычал он. На все мои признания он всегда отвечал это “угу”. Мне всегда было обидно, я хмурилась, но он никак не реагировал. Будто вовсе не замечал. Впрочем, что он мог ответить? “А я тебя нет” - это не лучший способ разжечь страсть в женщине. Впрочем, “угу” тоже. Но “угу” как-то более нейтрально.



Моя мягкая, женская энергия переплеталась в замысловатые узлы с его мужской и грубоватой. Мы сцепились друг с другом так, как будто это был первый и последний раз. Нам было очень хорошо, это выходила за рамки обычного понимания слова “любовники”. Во всяком случае, так мне тогда казалось. Моя голова покоилась на его груди, и Дэвид мягко перебирал пальцами мои влажные волосы. Я заметила, что он очень любил ко мне прикасаться. Когда мы были вместе, он постоянно находился в моем интимном пространстве, невзначай касался моей руки, или плеча. Это выходило у него ненамеренно, просто нас тянуло друг к другу на подсознательном уровне.

- Дэвид…

- Ммм?

- Я хочу чтобы эта ночь не кончалась.

- Ло… детка, уверяю тебя, ты бы сбежала от меня через неделю.

- Ты говоришь, как будто ты герой дешевого романа, который знает, что он невозможно прекрасен, но пытается убедить несчастно влюбленную в него женщину, что это не так.

- А что говорят герои дорогих романов?

- Что-то менее тривиальное.

- Раздвинь ноги, я хочу тебя еще… - он обнял меня, подмял под себя и навис надо мной. Несколько секунд мы смотрели друг другу в глаза.

- Это все? - прошептала я.

- Что?

- Секс, это все, что ты от меня хочешь?

Он вздохнул. Я знала, что надоедаю ему этими разговорами, я знала, что должна молчать и просто заниматься с ним любовью, пока он этого хочет. Но я не могла. Я буквально кожей чувствовала, что это больше, чем просто секс, ну почему он не хотел признаться?

- Это все, что я тебе могу дать, Ло.

- Ох, опять одно и тоже! Что это значит?! Все, что можешь дать? - я уперлась руками ему в грудь, будто пытась оттолкнуть. Но он остался на месте. Не смотря на элегантное телосложение, он был очень сильным.

- Это что еще за бунт? - он примирительно улыбнулся и потянулся ко мне губами. Но на меня что-то нашло. Я мотнула головой и увернулась от поцелуя. Он взял меня пальцами за подбородок и вернул мою голову в исходное положение. А потом заглянул в глаза, его взгляд был спокойным и искренним. Я мгновенно задрожала от любви.

- Детка, конечно, мне нужен от тебя не только секс. Вообще, недостатка в этом у меня не было… - он бесшумно шевелил губами, будто что-то считая, - хм… нет, я даже не помню сколько лет, кажется, с подросткового возраста. Мне хорошо с тобой, ты мне нравишься, у меня никогда не было такой женщины, как ты. И да, у нас потрясающая химия и секс. Но, не смотря на все это, мне нечего тебе пообещать. Я никогда не женюсь на тебе, никогда не смогу жить с тобой. Прости.

Я почувствовала, как слезы начали меня душить, и Дэвид это тоже почувствовал.

- И именно поэтому, я не хотел говорить на эту тему.

- Нннооо почему? Если ты знал, что никогда не будешь со мной, зачем ты соблазнил меня? - тихо выдавила я.

- Ох.. Ло… потому что я самец. Это природа. Посмотри на себя, - он приподнялся и его длинные пальцы заскользили по моему телу, - ты чертовски соблазнительная женщина. Мне кажется, ты и понятия не имеешь насколько ты соблазнительна. Когда я увидел тебя в первый раз, в пышном платье и с румяными щечками, такую смущенную, с этим твоим странным акцентом… мне безумно хотелось тебя попробовать.

- Что? Но ты даже не смотрел на меня!

Откровения Дэвида меня очень удивили. Нет, я поверить в это не могла. Он хотел меня с первого дня, на протяжении всего нашего общения, я интересовала его как женщина, а я даже не заметила этого. Как такое могло произойти? Неужели я настолько недальновидна и глупа?

- А чего ты хотела? Чтобы я принялся за тебя прямо на глазах у Джейка? Все-таки, мне давно уже не 18, и я могу владеть собой. Тогда в студии, конечно, я не сдержался. Но ты хотела меня, так трогательно, это было очевидно… мне странно, что Джейк ничего не замечал.

Его пальцы нежно гладили мои бедра.

- О, боже… очевидно?

Его тихий смех вновь разнесся по комнате:

- Ло, да, это было очевидно. Это очевидно и сейчас. Во всяком случае, мне. К счастью, твой муж не столь проницателен и… опытен. - самодовольная дьявольская улыбка возникла на его губах. - Будь я твоим мужем, уже давно устроил бы тебе допрос с пристрастием. Впрочем, и этого не потребовалось бы. У тебя все на лице написано. И мне это безумно нравится. Ты такая естественная и… настоящая. Это большая редкость и это притягивает. Если ты научишься пользоваться своей соблазнительностью, Ло… ты сможешь получить любого мужчину.

Он впервые открылся мне. Впервые выложил все, что было у него на душе, в его голове. Я впервые узнала, что он на самом деле обо мне думает. Это был приятный шок. Я так соблазнительна? Впрочем, если я получила самого Дэвида Гэрдана и он наслаждается близостью со мной, это так и есть. Почему же я раньше о себе этого не знала? В тот момент, я буквально ощутила, что из стеснительной, не очень уверенной в себе девушки, я превратилась в роковую женщину. Это чувство подарил мне он, оно только начинало распускаться во мне. Где-то в районе солнечного сплетения. Это было приятно, и я была благодарна ему. Мужчина - садовник, а женщина - роза. С ним я впервые зацвела. Впрочем, в нашем разговоре, я, конечно, ухватилась за иное:

- О, Дэвид, если бы ты был моим мужем….

- Шшшш… давай не будем. Надеюсь, я удовлетворил твое любопытство. - я почувствовала, как он бесцеремонно развел мои ноги в стороны коленом. - А теперь, если ты не возражаешь, я, наконец, удовлетворю свое животное желание.

- О, Дэвид! Ты как всегда!

- Это “да” или “нет”?

Он склонился и нежно поцеловал мою грудь, а мое тело вновь предало меня, и я приподняла бедра. Этого микродвижения было достаточно, чтобы Дэвид понял, что это значило “да”. Впрочем, покажите мне ту сумасшедшую, которая бы сказала “нет” такому мужчине, тем более после того, что он только что сказал."
Скрин:


Глава 13. Часть1.
Текст:
"Я была счастлива. После того, как Дэвид открылся мне, я чувствовала, что между ним и мной возникла некая связь, которая вполне может изменить его категоричное виденье наших дальнейших отношений. Я ему нравилась как личность, он хотел меня до безумия, как женщину, и я полагала, что он влюблен в меня. Просто такие мужчины как он о любви не говорят. Знаете, эдакий мистер любовь-это-бред-и-розовые-слюни. Вот таким был Дэвид. Более того, я чувствовала себя все более и более соблазнительной. Это чувствовали и окружающие меня мужчины. На меня стали еще чаще смотреть на улицах, предлагать помощь в мелочах, делать комплименты. Джейк все чаще настаивал на сексе. Это меня расстраивало, но за пребывание в состоянии соблазнительной, сексуальной женщины тоже приходилось платить.

В ту субботу, мы собирались пойти с мужем в кино на новый фильм с моим любимым Леонардо ДиКаприо. Кстати, я была уверена, что при желании смогу соблазнить и его. Дэвид же сказал “любого мужчину”. Я собралась как на свидание: надела чулки, дорогое белье, черную юбку-трапецию, и прозрачную белую блузу из органзы. Вдруг, мои флюиды подействуют на него через экран? Нарисовав аккуратные стрелки и наложив на щеки розово-золотистые румяна я осталась крайне довольна собой. Настоящая красавица! Это было в новинку. Всего парой фраз Дэвид помог мне полюбить саму себя, и это было непередаваемо приятное ощущение, граничащее с эйфорией. Если вы не пробовали, очень рекомендую.

Джейк работал в студии. Он застрял на одной песне, и никак не мог сделать ее такой, чтобы она устроила Короля Моего Сердца. Кажется, Дэвид даже начал злиться не на шутку, потому что, после нашего романтического свидания, он еще несколько раз упоминал, что работа моего мужа его расстраивает. В этом была виновата я. Я перестала его подпитывать своей женской энергией, вдохновлять, давать ему силы, и он, из перспективного профессионала, медленно, но верно превращался в неудачника. Но что я могла поделать? Я была влюблена как кошка в его начальника, внутри меня разывали сотни эмоций: любовь, страсть, похоть, стыд, жалость, ненависть к себе и своей слабости. Я сама была нестабильна, и это отражалось не только на наших с Джейком отношениях, но и на его личности. Когда я сказала об этом Дэвиду, он лишь рассмеялся и сказал, что мужчины переживают, конечно, из-за неурядиц с женщинами, но на работе они способны отключаться. В этом наша разница. А я мыслю как женщина и пытаюсь анализировать Джейка, как если бы он был женщиной. Маленькая, милая, наивная Ло. Потом он поцеловал меня и мы занлись любовью. Анализ неудач моего мужа отошел на второй план.

Я вошла в студии под бой фанфар в моей голове, представляя, какое впечатление я сейчас произведу на своего мужа. Джейк сидел за пультом и сосредоточенно вслушивался в отрывок песни.

- Привет! - я подошла и приобняв его, легко поцеловала в щеку.

- Ох, Ло, милая… - он суетливо выключил музыку. В этом было еще одно различие между ним и Дэвидом: Король делал все грациозно, не спеша и плавно, а Джейк вечно суетился и был неуклюж. - Ты уже тут?

- Ага. Я рано? - я небрежно взяла листок бумаги лежащий на пульте, подчерком Дэвида там было написано “Оставить так… Большой пенис”. Я рассмеялась. - А это что еще такое?

- А… это заметки Дэвида. Долго объяснять.

- Очень интересно. - пока я держала листок бумаги, на котором были написаны эти странные слова, мое сердце учащенно колотилось. Мне было достаточно даже намека на его присутвие, чтобы химия включилась, и дыхание начало сбиваться. Почему-то захотелось понюхать листок, как будто он мог быть пропитан запахом моего любимого мужчины. Конечно, я делать этого не стала. С некоторым сожалением, я вернула его на место. Едва бумага коснулась пульта, я почувствовала, что Джейк обнял меня и прижался ко мне сзади. Мои флюиды работали даже когда их хозяйка совершенно этого не желала.

- Какая ты красивая, Ло. Тебе так идет эта блуза… - он стал целовать мою шею и я поежилась.

- Джейк, что ты делаешь? - я рассмеялась, оборачиваясь и отстраняя его от себя, и смех вышел каким-то нервным.

- Давай займемся сексом…

Еще одно различие между Дэвидом и Джейком: Король никогда не спрашивал, он легко делал так, что я начинала умолять, а Джейку нужно было мое позволение и согласие.- Здесь? Ты что? Ведь могут войти!

- Никто не войдет, сегодня суббота и я тут один. - сказал он, и продолжил целовать мою шею. - Тебе понравится, Ло… риск даже возбуждает. - пообещал он, а я внутренне взвыла. Ну почему он ведет себя так по-детски несексуально? То, что я его не хотела было пол беды, но то, что он захотел разнообразить нашу сексуальную жизнь и заняться сексом на диване в студии, уже было трагедией. Он был очень настойчив, и прибывал в уверенности, что риск - это то, чего не хватает нашей интимной жизни. Он ведь не знал, что то, чего не хватает мне это другой мужчина.

- Джейк… я не думаю, что это хорошая идея.

- Боже, как ты соблазнительна в этой блузе… - его руки были уже у меня под юбкой, и он выдохнул, - о… ты в чулках… о, детка.

Я ненавидела, когда он назвал меня “детка”, потому что так часто называл меня Дэвид и я хотела закрепить эту привелегию только за ним.

- Надеюсь, не только в ней… - кокетливо сказала я, все еще пытаясь отстраниться и перевести тему, но у Джейка были другие планы. Если бы я знала, что он будет так себя вести, ни за что бы не поднялась в студию, когда он попросил, а подождала бы его снаружи.

- Конечно… ты всегда соблазнительна… ты самая красивая женщина в мире… я так люблю тебя!

Мне стало стыдно. Стало жалко его. И я сдалась, подумав, что возможно это поможет ему, и он закончит этот несчастный отрывок, окрыленный своей мужской состоятельностью. Я шепнула “идем” и прикусила мочку его уха, взяла за руку и вывела из студии в гостинную. Мы подошли к дивану. Мне казалось, что он абсолютно не знает, как действовать в такой ситуации, и если отдать брозды правления ему, мы будем еще час тискать друг друга посреди студии. А мне хотелось разделаться с этим как можно скорее. Я села на диван, и как заправская женщина легкого поведения (которой я, к слову, и являлась, но боялась себе в этом признаться), стянула с себя трусики, подняла юбку и чуть развела ноги. Затем, медленно освободилась от прозрачной блузы и бюстье. Джейк смотрел на меня во все глаза, и единственное, что сделал, положил ладонь на мою грудь. Посмотрев на него снизу вверх, я стала расстегивать ремень на его джинсах. Он был очень возбужден, тяжело дышал, хотя я ничего еще толком не сделала. Точно так же меня заводил и Дэвид, одним взглядом, прикосновением, даже бумага с его подчерком вызывала у меня эмоции. После того, как я помогла Джейку с брюками, я потянула его на диван. И тут он проявил некоторую инициативу и нетерпеливо вошел в меня. Я закрыла глаза, и тихо всхлипнула.

- Ооо… какая ты… - пробормотал он, сразу начаы быстро и нетерпеливо двигаться. “Слава богу, кажется это не продлиться долго”. Я закрыла глаза, он тихо стонал, уткнувшись носом в мое плечо и ритмично двигался, желая как можно быстрее сорвать заветное наслаждение. Примитивно. Скучно. Жалко. Я изо всех сил визуализировала Дэвида, вспоминала его запах, его животные стоны и неприличные указания, его голос с хрипотцой, его нежные прикосновения к моим бедрам, то, как он то замедлял темп, то ускорял, как он ласково проводит пальцами по моим волосам. Все было так живо, что мне показалось будто чьи-то пальцы коснулись моих волос, точно так же, как это делал он в моих фантазиях. Я даже открыла глаза. Это был Дэвид. ЭТО БЫЛ ДЭВИД. Он убрал руку и выпрямился, стоя над нами в черном костюме, красивый как Дьявол. Мужчина смотрел на меня темными глазами с долей странного любопытства, как будто спрашивал: “Тебе нравится, детка?”. Мне показалось, что мир рухнул. Я с ужасом посмотрела на него и замотала головой, как будто отгоняя непрошенное видение. Но это был не сон. Я лежала на диване в его студии с задранной юбкой, голой грудью, в чулках и мной на его глазах владел другой мужчина.

- Нет, пожалуйста… - жалобно выдавила я, глядя на него. - Пожалуйста…

Наконец, очнулся и увлеченный процессом Джейк.

- Что, Ло? Тебе больно?

Он поднял голову и побледнел. Потом покраснел. Потом вскочил с меня, оставив полу-обнаженную, лежащую на диване в неприличной позе. Мне казалось, что я сплю, поэтому я медленно села, и взяла блузу, пытаясь прикрыться, впрочем, это было глупо - блуза была прозрачной.

- О, прости.. я… мы… - бормотал Джейк, странно прыгая и суетливо ища взглядом свои брюки, которые были прямо у него под носом.

Дэвид же был спокоен. На его лице было странное сочетание презрения, холода, жестокости, при этом приправленное его лучезарной улыбкой. Я вообще ничего не чувствовала, мне казалось, что я умерла и нахожусь в аду, и все что произойдет дальше, мне остается только принять, как данность.

- Все в порядке. Я буду в студии. - он указал на дверь и через секунду скрылся за ней, оставив неудачливых любовников наедене. Из студии донесся странный хлопок и ругательство. На смену моему шоковому состоянию пришла злость. Почему он не вышел?! Почему не прошел в студию, а остался смотреть?! Почему подошел да еще и стал гладить меня по волосам?! И Джейк, какого черта он настоял на сексе?! Я одевалась, с презрением глядя на Джейка, который вел себя как провинившися школьник. Таким напуганным я его никогда не видела. Его руки дрожали, он с трудом застегивал свои джинсы. Из студии стала доноситься музыка и я очень надеялась, что Дэвид нас не слышит. Это было странно, но всегда, когда я была с Джейком во мне рождалась некая неприязнь к поведению Дэвида, а благоговейный страх моего мужа по отношению к нему меня бесил, что придавало мне уверенности в общении и с самим Дэвидом.

- Он меня уволит… - бормотал Джейк.

- Ну и что? Боже, Джейк! Успокойся. Ты сам это затеял… будь мужчиной, отвечай за свои поступки.

- Ну и что? Как ну и что, Ло? Он же такая звезда! Влиятельный человек. Кто захочет после этого взять меня на работу?

- Ты слишком много о нем думаешь. Он обычный мужчна, он отнесется с пониманием. - Я уже полностью оделась, и смотрелась в зеркальце своих красивых румян Дольче и Габбана. На самом деле, я чувствовала себя ужасно. Мой любимый мужчина, тот, с кем я хотела быть, видел, как мной обладает другой. Джейк был во мне в тот самый момент, когда Дэвид гладил мои волосы. Это было низко, противно, убого. Я зажмурилась, едва сдерживая слезы. Джейк причитал.

- Мы должны извиниться перед ним… Ло… нам надо попросить у него прощения. Ты понимаешь?

- МЫ??? О чем ты говоришь, Джейк? Не буду я перед ним извиняться! Он повел себя невоспитанно! Мог бы постоять за дверью или… - я повысила голос.

- Шшшшш… - Джейк прервал меня, - говори тише… Пожалуйста, Ло, ради меня… пойдем со мной. При тебе он… при тебе он не будет сильно ругаться.

- Ругаться? Ох, Джейк… ты как маленький. Я не думала, что он на тебя ругается, а ты терпишь… - я обнаружила себя наносящей блеск на губы, совершенно автоматически. Все-таки женщины сильнее мужчин, в стрессовой ситуации Джейк поплыл, а моя женская сущность даже о блеске не забыла.

- Ло, пожалуйста, ты же знаешь, что при тебе он всегда мил… он не станет тебя ругать…

- Да что ты заладил! Ругать еще и меня? Какое право он вообще имеет ругать кого бы то ни было… о, боже, возьми себя в руки. И мне вообще удивительно…

Я не успела закончить, потому что Дэвид приоткрыл дверь и сказал:

- Может быть, вы войдете? Я заказал нам кое-что на обед… вы должно быть проголодались. Обычно этот процесс отнимает уйму энергии. - он широко улыбнулся.

- Да, конечно! - радостно воскликнул Джейк. Его счастью не было предела, ведь Дэвид на него не ругался, и даже заказал обед. Но я-то знала, что он Дьявол и что все это неспроста. Ловушка. В которую Джейк сразу попал. А я не хотела.

- Мне нужно идти. - отрезала я, положив золотую коробочку румян в сумочку и закрыв ее.

- Ло, прекрати… - законючил Джейк. - давай пообедаем… неприлично отказываться.

- Я настаиваю, Ло. - тихо проговорил Дэвид. Я вздрогнула. Не смотря на его гостеприимство, он был зол. У него был взгляд Дэвида-Дьявола, и абсолютно точно, он что-то замышлял. Я поняла, что он меня не простит за это. Я отдавалась другому в его студии, на его диване… пусть даже своему мужу. Но это была его территория. Он не мог бы это просто так забыть.

- Хорошо. - ответила я. Я была не в силах спорить с ним. И все равно, возмездие бы меня настигло, так пусть это произойдет скорее.

- Отлично. Только прежде… Ты нас извинишь, мы на минутку, мне надо сказать пару слов твоему мужу. - улыбаясь, спросил он.

- Конечно… мужской разговор, я понимаю. Я подожду тут. - я снова села на диван, и увидела, что Джейк опять побледнел и затрясся. Дэвид и Джейк скрылись за дверью.

К моему удивлению, Дэвид, действительно, говорил с ним на повышенных тонах, резко и грубо. Я и понятия не имела, что он так общается со своими подчиненными. Через закрытую дверь до меня доносились обрывки фраз.

- Это неприемлимо…. полное отстувие профессионализма…. я прослушал отрывок, это никуда не годится… Я понимаю, что трахать твою русскую красавицу-жену приятнее… у тебя есть обязанности, в конце-концов ты получаешь за это приличные деньги...

Джейк что-то бормотал. Я не могла разобрать его слов. А Дэвид продолжал отчитывать его, чеканя каждое свое слово, он не терпел никаких возражений. Мне стало жаль Джейка, мне хотелось войти и поддержать его, но я была достаточно мудрой женщиной и понимала, что в мужские разборки лучше не вмешиваться. У них свой мир, своя система ценностей. Я подошла к мини бару и налила себе шот водки. Мне просто необходимо было выпить. Дэвид тем временем продолжал. Слушая его безапеляционные обвинения в адрес Джейка, я поняла, что мне достанется от него еще больше. Я получу нечто очень жестокое и изощренное. Я сделала глоточек водки и поморщилась, потом еще один. Осушив стопку, я налила себе еще.

- Я не хочу слушать эти жалкие оправдания, Джейк… Это работа, и если бы ты ее делал хорошо, то мне было бы плевать, кого ты трахаешь в моей студии…

Вдруг из-за двери донесся его смех.

- Я и подумать не мог, что наша Ло такая развратница… умоляла тебя?... острые ощущения… ха ха… повезло тебе, дружище, такая красавица да еще и горячая... - мне показалось, что эту фразу мужчина произнес нарочито громко, дабы быть уверенным, что я ее услышала. Что? Боже… неужели Джейк сказал ему, что я его соблазнила в студии? Я допила водку запом, налила себе еще одну, и полная решимости распахнула дверь в студию. Гордо вздернув подбородок, я произнесла тоном, похожим на тот, каким только что Дэвид разговаривал с моим мужем.

- Я ухожу.

- Ло? Почему? Останься… - Джейк был таким растерянным и напуганным, но мне больше не было жаль его. Он соврал Дэвиду, свалил все на меня, это было совершенно не по-мужски. Дэвид развернулся ко мне на вращающемся стуле, легко и грациозно:

- Прости, если я причинил тебе какие-то неудобства. Я понимаю, это не очень приятно, но иногда… нам приходиться общаться именно так, чтобы достичь нужных результатов в работе. Ты понимаешь, Ло?

Его тихий, гипнотический голос, и то, что он объяснялся передо мной возымели нужный эффект и я кивнула.

- А теперь будь хорошей девочкой и останься с нами, обед доставят с минуты на минуту.

- Хорошо. - тихо сказала я и села на стул, поставив стопочку с водкой на небольшой столик рядом.

Дэвид очень быстро разобрался с нами обоими: Джейка унизил и заставил оправдываться, а меня заставил чувствовать себя виноватой перед ним. Честно говоря, я не могла дождаться, когда мы останемся с ним наедине, чтобы объяснить ему все. И случай выдался очень быстро, принесли обед, и Джейк помчался вниз, чтобы получить его, а еще Дэвид попросил его купить определенную минеральную воду, поскольку “совершенно забыл ее заказать”. Когда Джейк ушел, и мы остались одни, в первые дестять секунд царила тяжелая, давящая тишина. А потом Дэвид со всей силы ударил кулаком в стену и выругался. Я вздрогнула, и тихо вскрикнула от неожиданности. Он был в ярости. Впервые, я видела его таким. Это было страшно..
Скрин:

Глава 13. Часть 2.
Текст:
"- Прости меня, Дэвид… - промямлила я, сжавшись на стуле. Он несколько раз вздохнул, пытаясь успокоиться. Мужчина подошел ко мне, его пальцы вновь ласково прошлись по моим волосам, я прикрыла глаза, но тут же вскрикнула от боли. Дэвид натянул прядь моих волос, моя голова запрокниулась, он склонился и зашептал мне на ухо:

- Какого черта ты себе позволяешь?

- Дэвид… я… господи… я не хотела…

Было ощущение, как будто моим мужем является он, а не Джейк. У меня даже не возникло желания возмутиться и сказать ему, что это не его дело. Мне было просто страшно, и я чувствовала себя виноватой, как будто правда изменила ему.

- Не хотела? Почему же тогда я увидел тебя полуголую, в чулках, с раскинутыми ногами в то время как тебя трахают? Да еще на моем гребанном диване, в моей гребанной студии?!

На его шее ходили желваки, он говорил тихо, но разъяренно. Он был настоящим мужчиной, потому что на меня он злился намного больше, чем на Джейка. Обычно женщины проецируют свою ревность на сопернице (находя оправдание мужу), а мужчины на партнерше (считая, что если бы она не захотела, то ничего бы не было). Я никогда не видела его таким, я не знала, как вести себя, и испуганно сжалась, вцепившись руками в его руку, чтобы хоть немного ослабить хватку. Но он не отпускал меня. Он ведь знал, что Джейк мой муж, и я сплю с ним. Почему же так сильно злился? Он был не просто самцом, он был избалованной рок-звездой, которая привыкла получать все, что хочет. А в данный момент его жизни, он хотел получить меня в безраздельное владение.

- О, пожалуйста… я…

Дэвид закатил глаза.

- Интересно, хоть один из вас способен сказать мне что-нибудь вразумительное?

Негодование и ярость Дэвида были буквально физически ощутимы. Я почувствовала, как его ладонь скользнула мне под юбку. Он потянул вниз мои трусики.

- Нет… нет… не надо…

- Нет?!

- Дэвид, пожалуйста…. пожалуйста, милый… не нужно… я так люблю тебя…

- Именно поэтому ты и отдашься мне. Сейчас.

- Но Джейк… он может войти…

- Не может. Я попросил купить его воду, которой не существует в природе. И я не думаю, что у него хватит смелости сказать мне, что он не смог ее найти, пока он не обойдет все магазины Нью-Йорка. - тихо сказал он и вдруг нежно коснулся губами моих губ. Изменил тактику. Теперь он ласково целовал мою шею, уши и шептал мне в ухо, сладко и соблазнительно.

- Я не хотела… прости... - проговорила я, чуть не плача.

- Я знаю…

Его ладонь легла на мою шею, он склонился ко мне и нежно поцеловал меня в губы. Этот контрастный душ из жестокости и ласки повлиял на меня невероятным образом. Чувствуя страх и трепет, я одновременно хотела быть его, хотела этого больше всего на свете. Мы стали целоваться, мои трусики опять полетели на пол. А потом блуза и бюстье. Но Дэвид не спешил. Он гладил мои бедра, целовал ключицы, позволял мне трогать себя. Я сходила с ума от этого мужчины в дорогом костюме, который знал, как обходиться со мной, как меня касаться, как целовать, и каким со мной быть, чтобы я теряла контроль. Он заставил меня встать со стула и прижал к стене.

- О, Дэвид…

- Тебе нравится?

- Очень…

- Мммм… как ты пахнешь, детка… - прошелестел Дэвид и осторожно проник в меня пальцами. Я встала на носочки и протяжно застонала ему в плечо. Ему потребовалось всего несколько десятков секунд, чтобы довести меня до сумасшетвия. Я вцепилась пальцами в лацканы его пиджака и взмолилась:

- Возьми меня… о, пожалуйста… я не могу больше…

- Какая ты сладкая… так просишь...- он поцеловал меня в губы, потом спустился на грудь, чем вызвал очередной поток просьб взять меня. Он не спешил этого делать, и я жалобно скулила в его ухо.

- Пожалуйста, пожалуйста, милый...

Неожиданно, свободной рукой он вытащил из кармана свой мобильный телефон и набрал чей-то номер,

- Джейк, ты где? Не нашел воду? Надо же куда тебя занесло! Через час? Ну, ничего страшного, возвращайся в студию, мы подождем. У Ло есть для тебя сюрприз. Да, да. Мы ждем.

Он повесил трубку и посмотрел мне в глаза. Пусто и холодно.

- Что это значит? - дрожащим голосом спросила я.

Дэвид медленно отстранился от меня, и проговорил:

- Это значит, что удовлетворять тебя будет твой муж. Я решил оставить ему эту привелегию, раз уж он уже начал.

Мужчина взял салфетку и вытер пальцы, а я всхлипнула от обиды и негодования.

- Как ты так можешь, Дэвид?!

Вот она, месть. Он все это спланировал, еще до того, как начал.

- Могу что? - спокойно спросил он, открыто глядя на меня, и мне стало неуютно. Я стояла перед ним с голой грудью, возбужденная от его ласк и разбитая от всего произошедшего.

- Так поступать со мной!

- Я не привык церемониться со шлюхами.

Мне показалось что я ослышалась, но это было не так. Эта фраза была хуже пощечины, хуже всего, что он только мог сказать. Я вспыхнула. Он никогда меня не оскорблял, тем более, такими обидными словами.

- Со шлюхами? Что это значит?

- Ло, ты спишь с двумя мужчинами. И уже практически одновременно. Кажется, это так назвается. - голос Дэвида был таким спокойным, как будто мы обсуждали что он заказал на обед. Я почувствовала, что по моей щеке покатилась слезинка. Но я не хотела плакать, я не хотела быть слабой. Он был со мной несправедлив и это выводило меня из себя. Если Джейк был так слаб, что терпел его нападки, то я не буду. Не сегодня.

- А кто же тогода ты, если спишь со шлюхой? - спросила я, сделав пару шагов к нему.

- Ло… - он тихо рассмеялся, - ты красивая, сексуальная женщина. Тебя грех не трахнуть кем бы ты там ни была. Что казается твоего мужа - он не моя забота. Ты должна переживать за верность и вашу семью. Я мужчина - я захотел взять, мне дали, и я взял. Все очень просто.

Я закрыла рот рукой, сдерживая рыдания. Почему он говорил мне эти все чудовищные, неприятные вещи?

- Если я такая шлюха, и ты просто пользовался мной, что же тебя всего трясет от злости, из-за того, что мной обладал другой? Только не надо мне говорить, как Джейку, что все дело в недоделанной песне! И вообще, как ты смеешь Дэвид… я так люблю тебя! Я хочу быть только с тобой… но ты сам не хочешь! Поэтому мне приходится… мне приходится…

- Мне не нужна такая женщина. Я не хочу однажды придти домой и обнаружить тебя в чулках с раскинутыми ногами под кем-то еще…. и я даже не уверен, что ты спишь только с ним и со мной… может кого-то из ребят тоже уже осчастливила, м? В моей студии…

- Что?! Да как ты можешь… - теперь ярость захлестнула меня, - конечно! Всех! Вчера Саймона, на твоем вращающемся стуле! Ему очень понравилось! А неделю назад отдалась Джошу прямо вот на этом вот месте, на полу, и он стонал как сумасшедший, особенно когда я…

- Замолчи, Ло… - тихо сказал Дэвид.

- Замолчать?! Ведь это то, что ты хочешь слышать! Все, что тебе нужно от меня это секс! И тебе удобнее думать, что я сплю со всеми подряд, чем принять то, что я люблю тебя и хочу быть только с тобой! Ты думаешь, я не мучаюсь? Я так мучаюсь каждый день, Дэвид! Когда я прихожу от тебя домой и должна лечь в постель к своему мужу… ты и представить себе не можешь, что я чувствую. Но ты не хочешь быть со мной! Поэтому я готова страдать! Я готова на все, только бы быть с тобой, только бы это все длилось дольше… еще немного… пусть еще день, неделю, месяц… можешь называть меня как тебе угодно, оскорблять, думать, что я сплю со всеми подряд, если тебе от этого легче и это твое оправдание перед самим собой…. я… о, Дэвид… - и я разрыдалась.

- Ло, Ло… не нужно.. не плачь… - он подошел ко мне, обнял и стал целовать щеки, потом губы. Его пальцы опять были в моих волосах, он нежно гладил мой затылок, шею, плечи.

- Я люблю тебя…

- Только не плачь…

- Что мне делать?

- Просто не плачь…

Дэвид долго целовал меня и ласково гладил мои волосы, плачи, грудь. Мои всхлипы тонули в его губах, он шептал слова утешения мне на ухо. Он был моим наркотиком, он был моей зависимостью и единственной любовью. Он любил меня в тот миг. Я чувствовала, что он меня любит. Это было прекрасно, но горько. Я знала, что сейчас что-то случится. Это витало в воздухе. Спустя несколько минут, он помог мне одеться, а потом отошел к окну с сигаретой и вдруг сказал:

- Ло… ты делаешь из меня животное. А я не хочу больше быть животным.

- Что? - я непонимающе смотрела на его спину, и тогда он обернулся.

- Я думаю, что нам не следует больше встречаться… то есть спать. Общаться мы, конечно, можем. Я… теряю контроль, когда я с тобой, а это никогда не заканчивалось добром в прошлом. А ты должна изменять мужу и чувствовать себя ужасно, только ради того, чтобы спать со мной, потому что больше мне предложить тебе нечего.

- Я… я… ох… ты имеешь в виду… что… все? - меня трясло, я с трудом понимала смысл его слов.

- Ло, детка…

- Вот так вот просто?!

- Да… я думаю, так будет лучше для всех. Ты так не считаешь? Ведь тебе плохо...

Осознав, что он хочет все прекратить, вот так легко, я потеряла контроль. Я подлетела к нему и со всей силы ударила по лицу. Мы оба опешили. Он не ожидал от меня такого. Я не ожидала такого от себя. Дэвид даже не успел среагировать, он удивленно смотрел на меня. А я удивленно смотрела на свою руку.

- Никогда так больше не делай, Ло. - тихо и даже зло проговорил он, коснувшись своей щеки пальцами.

- Пошел ты! Ненавижу тебя! - выкрикнув это ему в лицо, я вылетела из студии, сотрясаясь в рыданиях, и абсолютно не заботясь о том, что подумает Джейк, когда вернувшись не обнаружит меня. Осознание того, что я натворила пришло очень быстро. Я шла по улице рыдая, и проклиная себя за то, что сделала. Как я могла поднять на него руку? Как я могла сказать, что ненавижу его? Ведь мы могли поговорить, он бы мог передумать. Он же спросил меня, согласна ли я с его словами. Он сам сомневался в этом решении! А я… что я наделала? Он мой любимый мужчина, как я могла проявить такое неуважение и ударить его по лицу? В голове крутилось только одно: “О, мой Дэвид, что же я наделала? Прости, прости меня!”. Мне хотелось вернуться и умолять его простить меня, мне хотелось вернуться и сделать все, чтобы он простил… С этого дня все пошло наперекосяк, все было очень плохо, но я и понятия не имела, что жизнь уготовила мне испытания намного хуже. За все нужно платить. А за сладкое время, проведенное в объятиях любимого мужчины цена была просто заоблачной."
Скрин:

Глава 14
Текст:
"Дни тянулись медленно, очень медленно и однообразно. После ссоры с Дэвидом, я потеряла всякий интерес к происходящему вокруг. Все, что я могла делать, это думать о нем и ругать себя за несдержанность. Он был самым шикарным мужчиной в мире, он имел право делать все, что ему заблагорассудиться. Я не имела права повышать на него голос, бить его и выражать какое-либо недовольство. Шестое чувство любезно подсказывало мне, что этот мужчина - дар Судьбы с барского плеча, но он не из тех подарков, которые можно сохранить на всю жизнь. А я была так глупа, что даже не смогла растянуть удовольствие и продлить время нашего, немного ущербного, но все-таки романа. Глупая, глупая несдержанность! Конечно же, он мне не звонил, и никак не давал о себе знать. А еще, меня с ума сводила мысль о том, что все кончено. И я не придумала ничего лучше, чем заявиться к нему домой. Не учла я лишь одной мелочи: все гости должны быть анонсированы.

Стоя посреди просторного лобби, в аккуратной черной юбке трапеции со встречной складкой впереди и зеленой рубашке из шелка ассиметричного кроя, я пыталась придумать, что же делать и как мне попасть в обитель моего Дэвида. На помощь пришел консьерж, который меня узнал и у которого, я до сих пор была мисс Лопухина.

- Мисс Лопухина, здравствуйте. Вы к мистеру Гэрдану? – любезно осведомился он.

- Да, но… я без предупреждения. Мне теперь не попасть к нему, верно? – я слабо улыбнулась.

- Подождите секунду. Консьерж снял трубку и сделал звонок Дэвиду. Мое сердце отчаянно колотилось. А что, если он не захочет меня видеть? Если сейчас скажет, что я не могу подняться к нему? Как неприятно! Вопреки моим по-русски негативным мыслям, мужчина за стойкой улыбнулся и сказал:

- Мистер Гэрдан дома и вы можете подняться.

- Спасибо, спасибо вам большое! – моей радости не было предела и я помчалась к лифту, поймав на себе удивленный взгляд респектабельной на вид женщины. Меня ждет мужчина моей мечты! Не могу же я ползти как черепаха! Если бы я знала, что увижу спустя всего лишь минуту, возможно, я бы так не спешила.

Новые реалии наших отношений - дверь, на сей раз не была гостеприимно распахнута. Я замерла в нерешительности, но тут дверь открылась и на меня чуть не налетела высокая красотка в стильном черном жакете и обтягивающих черных джинсах. Я успела заметить, что бедра у нее идеальные, а не такие толстые, как у меня. «Марта!» - пронеслось в моей голове, ее я видела в тот день, когда впервые была представлена Дэвиду, она даже пыталась завести со мной разговор. Кажется, она была подружкой режиссера, который работал с группой. Я отошла в сторону, и следом за Мартой в дверях возник Дэвид. Сцена была замечательной: красная, как рак я, успевшая за мгновение вспомнить все свои недостатки, сравнить себя с Мартой проиграть эту битву, потеряв тем самым звание соблазнительной роковой женщины, которое получила всего несколько дней назад. Блондинка-красавица с худыми бедрами, в дорогой одежде (я подозревала, что ее жакет ничто иное, как творение модного дома Бальма, о вещах которого я могла лишь мечтать) и невероятный, великолепный Дэвид. Мужчина был в черном костюме, жилетке и белой рубашке. Видимо, они с Мартой куда-то собирались, скорее всего, в дорогой ресторан или на какое-нибудь мероприятие, куда не пускают в дешевой юбке и зеленой блузке из шелка посредственного качества. Я чуть не плакала.

- Привет, Ло. – он улыбнулся, как ни в чем не бывало. – Познакомься, это Марта. Марта, это Ло.

- Привет, Марта. Очень приятно. – я даже выдавила улыбку, стараясь быть максимально приветливой. Но уверена, все мои чувства были написаны на моем лице. Вместо приветствия, Марта снисходительно улыбнулась, кивнула головой и повернулась к Дэвиду.

- Ну, я пошла, дорогой. И тут они поцеловались. Они сделали это при мне. Великолепный мужчина в костюме и дорогая, красивая женщина. Кадр, достойный голливудского фильма. Я не могу описать свои чувства, я лишь заметила, что меня бьет крупная дрожь. Я знала, что это не месть Дэвида за произошедшее в студии. Он же не знал, что я приду. Просто покончив со мной он очень быстро завел новую любовницу, которая превосходила меня в разы. Закончив с поцелуем, Марта кинула на меня победоносный взгляд и испарилась. А Дэвид отошел в сторону, видимо, приглашая меня войти.

Все было как в тумане, меня как будто ударили пыльным мешком по голове. Я вошла в апартаменты. Дэвид видел мое, теперь бледное лицо, и то, что я дрожала всем телом, но вел себя так, как будто ничего странного не произошло. Впрочем, так оно и было, мы были просто любовниками до ссоры, у меня был муж. Дэвид хотел прекратить наши отношения. Разве у меня было моральное право что-то от него требовать?

- У тебя все в порядке? – спросил он. Дэвид был безумно красивым в тот вечер. Костюмы невероятно ему шли, подчеркивая статную фигуру, королевскую осанку и его элегантность. Они всегда были скроены идеально по его фигуре и он чувствовал себя в них комфортно.

- Да… я пришла извиниться, Дэвид. Прости меня, пожалуйста. Я не имела права повышать на тебя голос, и вообще… вести себя так, как повела тогда. Я должна быть сдержаннее. Прости. Я тебя очень уважаю и… - Это пустяки. Не продолжай. – мягко сказал он, разглядывая меня. Я начала теребить подол юбки и потупила взгляд. Наверное, он сравнивает меня с Мартой и, конечно, сравнение совсем не в мою пользу.

- Ну, я пойду… - не представляю, как мне удалось не заплакать.

- Пойдешь? Хм… а у меня другие планы.

- Другие планы?

- Иди и подожди меня в музыкальной комнате. Я найду нам что-нибудь выпить. – сказал Дэвид. Нет, он опять не просил, не интересовался могу ли я или хочу ли я. Он знал, что я сделаю так, как он хочет, даже после того, как всего минуту назад он при мне целовал другую женщину. Я чувствовала себя жалкой и искренне не понимала, почему он хочет, чтобы я осталась, если в его распоряжении теперь есть такая красавица, как Марта. А я теперь его прошлое. И судя по всему, такое прошлое, о котором забыть ничего не стоит.

В музыкальной комнате, как обычно, была магическая атмосфера, тут мы были с Дэвидом близки в первый раз и, видимо, тут все и закончится сегодня. Наверное, он сейчас придет и опять скажет, что все кончено и чтобы я больше не приходила в его дом и не докучала ему визитами. Я разглядывала вещи в комнате, думая, что вижу все это в последний раз. В углу стояло нечто большое, прямоугольное завешенное черной тканью. Я поборола приступ любопытства и не решилась подглядывать без позволения. Дэвид вошел через несколько минут с открытой бутылкой вина и двумя бокалами. Теперь я чувствовала его совсем чужим, после того, что произошло несколько дней назад в студии и сегодня, из памяти стерлись месяцы наших приятельских, а потом и любовных отношений. Мне казалось, что я едва знаю этого красивого мужчину в черном костюме. Между тем, он налил вина, удерживая оба бокала между своими длинными пальцами и протянул один мне.

- Что это, портрет Дориана Грея? – улыбнулась я, кивнув на картину под драпировкой, стараясь держаться непринужденно. Это было сложно, между нами образовалась какая-то преграда.

- Милый комплимент, Ло… – улыбнулся он, делая глоток.

- Я не удивилась бы, если бы узнала, что у тебя есть такой портрет.

Он рассмеялся тихим, демоническим смехом.

- Кстати… мне интересно твое мнение. Ты же училась на дизайнера, кажется? Должна разбираться в искусстве. Мы были на выставке, и я купил кое-что…

Это «мы» так небрежно вставленное предложение возымело свое действие, и моя рука сжимающая бокал задрожала. Они с Мартой. Они с Мартой были на какой-то выставке, где вместе покупали картину. Моей же участью всегда было развлекать его во время занятий спортом, или, максимум, составлять компанию за ужином. Я вдруг вспомнила Ребекку Дафны Дюморье, наверное, для него я была таким же компаньоном, как главная героиня для миссис Ван Хоппер, отличие было лишь в том, что меня он иногда использовал в сексуальных целях. А Марта была женщиной, с которой можно было вместе ходить в картинные галереи и делать дорогие покупки.

- Я… да, я училась. – запинаясь, произнесла я, внезапно на очень плохом английском. – Я… если тебе интересно… я … Он вопросительно на меня посмотрел.

- Что-то не так?

- Нет… я…я... Я хочу посмотреть. – отчетливо произнесла я, как будто повторяя заученную фразу. Он подошел к картине и убрал скрывающее ее полотно. В первую секунду, я испытала шок. Это было современное искусство, на картине в довольно примитивном стиле был изображен мужской член и ласкающий его рот. Это выглядело слишком откровенно, остро-эротично, немного отталкивающе. Я не была безмерно уверенной в себе, соблазнительной Мартой и поэтому я покраснела.

- Ну, что ты думаешь? – Дэвид смотрел на меня так, будто ему и впрямь было интересно мое мнение. Вообще, мне всегда нравилось все, что нравилось ему. Наверное, он ждал, что я скажу как это смело и необычно.

- Я… Дэвид, я люблю несколько… другой формат искусства. Импрессионистов, ну… не знаю… или Рубенса, к примеру. В общем, нечто более классическое.

- Тебя это не цепляет? Неужели, ты ничего не чувствуешь?Поставленный таким образом вопрос заставил меня покраснеть еще гуще. И мне стало казаться, что я чувствую что-то. Мне хотелось его. Сейчас, это было противоречивое, почти неприятное чувство.

- Я… я не знаю. Я имею в виду, что в свою квартиру я бы такое не повесила…

- Такое… - передразнил меня Дэвид. У него было странное настроение. Я подумала, что в этом настроении он способен на все.

- Прости… мне сложно назвать это искусством.

- Потому что ты любишь красивые картинки, Ло. Обертку, пустую оболочку. Раковины, рамки… Ты всегда сдерживаешь себя. Ты не позволяешь себе расслабиться. Тебя пугает то, что вызывает настоящие эмоции. Пусть примитивные или даже некрасивые. Поставив мне диагноз, Дэвид отошел от картины и налил себе еще вина.

- Это неправда! В картинах импрессионистов много эмоций… это чистое впечатление, которое они ловили…

- Это заученная фраза. – оборвал меня Дэвид и я совсем растерялась, но решила привести ему еще один, как мне казалось, очень сильный пример.

- Или… или картина Рубенса «отцелюбие римлянки», где дочь ходит к отцу в тюрьму, и поит его молоком из своей груди, чтобы он не умер… разве это не эмоционально?

- Это красивая история, логично выстроенная, это не эмоции. А ты звучишь как экскурсовод. – отрезал Дэвид, глядя на меня с вызовом. Таким, я видела его впервые. У этого человека было множество граней и в данный момент я знакомилась не с самой приятной. Я всегда считала себя очень эмоциональным человеком, но сейчас осознала: Дэвид прав. Я боюсь эмоций. Я постоянно сдерживаю себя до последнего. Я очень хочу чувствовать, но сторонюсь эмоций, они приносят мне боль и переживания. Наверное, поэтому я и вышла замуж за того, кого не люблю, чтобы мне не было больно если вдруг он сделает что-то плохое. Я вышла за него, потому что он был моим спасением от эмоций. Мне не будет с ним больно, больно будет только ему. И Дэвид был даже не первым кто говорит мне об этом. Но другим я не верила, а в его слова начинала верить.

- Я… я, наверное, пойду… - неуверенно промямлила я и поднялась с кресла.

- Конечно, Ло… иди… холодная, рациональная русская. – кинул он мне вслед. Это звучало очень забавно: rational Russian. И тут со мной что-то произошло. Он опять был ко мне несправедлив и меня это снова взбесило. Я только дала себе обещание быть сдержанной и покладистой с ним, но не вышло. Я обернулась:

- Я?! Я рациональная? О, Дэвид… уж кому, как не тебе знать, что границы моего рационализма кончаются там, где есть ты! Если я и не говорю все открыто или смущаюсь, то лишь потому, что я такой человек. Прости, прости что я не такая соблазнительная и откровенная как твоя Марта и не могу рассматривать мужской член на полотне и прилюдно оценивать насколько прекрасно это искусство! Или даже обсуждать это с мужчиной. Меня это смущает! Все люди разные. Но в любом случае, я вовсе не холодная и ты это знаешь!

Он поставил бокал на столик, и подошел ко мне. Его пальцы легли на мою шею и он заставил повернуть голову и посмотреть на полотно с похабной сценой.

- Ло… попробуй побороть смущение и просто скажи, что ты чувствуешь, когда смотришь на это. Мне действительно интересно …

Я посмотрела на картину, а потом подняла глаза и посмотрела на него. Все мое тело сводило от противоестевенного, сильного возбуждения. Он сказал, что между нами все кончено, он был с другой женщиной, он только что целовал ее, он вел себя со мной по-хозяйски, оскорблял и заставлял рассматривать всякие похабности, которые обычно не показывают женщинам, если хотят им понравиться. Но как же я его хотела! Возможно, из-за того, что он проделывал со мной все это, я хотела его еще больше. Вместо ответа, я потянулась к его губам, но его пальцы на моей шее не позволили приблизиться. Он улыбнулся.

- Что тебе от меня нужно? – тихо выдавила я. И тут зазвонил мой телефон. Знакомая нам обоим мелодия. Это был мой муж.

- Тебе нужно ответить? – почти ласково спросил Дэвид, погладив пальцами мою шею.

- Да.

- Что же ты медлишь? – и он склонился ко мне, даря обещание прекрасного поцелуя. Я приоткрыла губы. Он замер.

- О, пожалуйста… - тихо прошептала я. Телефон все не умолкал. Но мне не хотелось отвечать, мне хотелось быть только с ним, не смотря на то, что я даже не была его единственной женщиной. Я ненавидела себя за это. Но моя любовь к нему была больше, чем моя ненависть к самой себе, и уж тем более, гордость.

– Я так хочу быть твоей, - я опять сдалась, колени ослабли. И он поцеловал меня глубоко и страстно, а потом схватил чуть выше локтя и повел в спальню. Я буквально кожей чувствовала, насколько сильно было его желание обладать мной. До спальни оставалась пара метров, когда он прижал меня к стене и стал нетерпеливо расстегивать блузку. Но пуговицы были такими крошечными, что у Дэвида не хватило терпения, и он просто рванул ткань на себя. Несколько пуговиц заплясали по полу, он выдохнул мне в рот какое-то ругательство. Я рвано дышала и пыталась освободить его от одежды. Все движения были поспешными и неловкими. Руки дрожали, пальцы не слушались. Поцелуи чередовались с укусами, мои ласковые прикосновения с его жесткими действиями.

- О, пожалуйста… - я все упрашивала его, сама уже не понимая о чем.

- Ты что такая, а? – хрипло вопрошал он, до изнеможения вбивая меня в стену. Плотная пелена животной страсти не отпускала нас обоих еще долго. Не думаю, что кто-то из нас был в состоянии вспомнить, как мы добрались до спальни. Я хотела его неприкрыто, ярко, без капли смущения, без единой мысли, впервые ощутив, что такое настоящее животное желание. Это желание отменяло любые рамки, условности, эстетику, жеманность. Это было куда похабнее той картины, которую он мне демонстрировал. И это было так просто, даже примитивно. Известные всем движения, существующие с момента создания мира. Почему они доставляли такое наслаждение? Никаких изысков, искусных методов любви, только оголенные эмоции, и страсть. Он лежал сверху, весь мокрый, капелька пота скатилась с его носа и упала на мои губы. Я облизнулась. Дэвид громко выдохнул и расслабился. Некоторое время мы молчали.

- С ней лучше? – едва слышно спросила я.

- Чего? - он даже не поднял головы, так и лежал на мне полностью расслабленный.

- С ней тебе лучше? … С Мартой?

- Да. С ней я могу себя контролировать.

- Как ты так можешь так говорить? Ведь это было прекрасно! Это было лучшее во всей моей жизни!

- Да, это было очень хорошо… - прежде чем скатиться с меня, Дэвид оставил след от жестокого поцелуя на моей шее, завершив его укусом. Я тихо вскрикнула.

- Зачем? – я поднялась на локте и растерянно смотрела на него. Я всегда так боялась, что он оставит на мне следы и Джейк заметит это.

– Зачем ты это сделал?

- Мне захотелось… - спокойно сообщил он, доставая сигарету из пачки. Я пыталась наладить с ним визуальный контакт, но его глаза были темными и абсолютно холодными. Вот и все. Я получила, то что хотела. Он ничего мне не обещал, он обходился со мной как с вещью. Это было моим выбором остаться с ним. Я могла уйти. Могла, но я осталась.

- Почему ты так жесток? – совсем тихо спросила я.

- Кажется, я уже это от тебя слышал. Твоя одежда осталась в коридоре. – праздно сообщил он, прикуривая и разглядывая меня все тем же холодным взглядом. Я всхлипнула. Это было чересчур.

- Избавь меня от сырости, детка. Мы так хорошо провели время, разве нет? А ты все портишь.

Каждое его слово было как удар молота по наковальне. Так плохо и униженно я себя еще никогда не ощущала. Безумная любовь может как поднять тебя на небеса, так и опустить до таких глубин, о существовании которых ты и не подозревал.

- Что я скажу Джейку?

- Правду. Или соври. – безразлично сказал он и выпустил дым, не сводя с меня глаз.

Я больше не могла выносить его жестокости. Встав с кровати, я вышла в коридор, где потратила в два раза больше времени, чем следовало на то, чтобы одеться. Дэвид так и не появился. Я была отравлена его словами. Единственное, на что меня хватило, это позвонить Джейку и соврать, что я встретилась со своей бывшей соседкой Сью, потеряла счет времени, и останусь ночевать у нее в Бруклине. Джейк был недоволен. Прочитал мне лекцию о том, что ожидает от своей жены хоть какого-то ответа на сообщения или звонки. Я разрыдалась. Он испугался и спросил в чем дело. Я соврала, что проблемы на работе. Он поверил (о, мой бедный Джейк!) и разрешил остаться у подруги, попросив только заехать завтра к нему в студию, поскольку Дэвид опять попросил его поработать в субботу, а ему очень хочется меня увидеть и поддержать.

Приехав к подруге в Бруклин, я свернулась на диване в гостиной и пролежала так несколько часов, уснув только под утро. Первое, что я увидела открыв глаза, было текстовое сообщение от него: «Прости, Ло, я не знаю, что на меня нашло. Я попросил Джейка выйти на работу сегодня. Давай пообедаем. D.». Пожалуй, даже не Марта и не его вчерашнее поведение разозлило меня больше, а то, с какой легкостью он вертит людьми (и мной, и Джейком). Впервые за все время нашего общения, его сообщение осталось без ответа. Я решила стать прилежной женой. Я решила, что Дэвид был прав, и роль любовницы Дьявола - слишком тяжела для моего хрупкого тела и для моей тонко воспринимающей мир души. Я решила стать прежней Ло. Да, опять. Но на этот раз уже точно."
Скрин:


Глава 15

Текст:
"Я стояла в Нью-Йоркской подземке, неприветливой и неуютной и ждала свой поезд. Жизнь перестала переливаться красками, эйфории в воздухе больше не было. Волшебство Нью-Йорка куда-то пропало, и честно говря, мне даже не было до этого дела. Теперь я отчетливо видела каждую неприятную деталь того, что меня окружало: облупившая краска, хмурое лицо прохожего, какой-то калека, и, конечно, вездесущие крысы. Наконец, наступило отрезвление. Розовые очки были разбиты, и я видела мир таким, каким он был на самом деле. Я полюбила того, кто не любил меня, кто считал меня вещью, кто издевался надо мной и пользовался мной когда вздумается, а потом выкидывал за ненадобностью. Более странных и больных отношений, чем наши отношения с Девидом, наверное, не существовало. И все же, мне стоило больших трудов не отвечать на его смс и пропустить его звонок. Вот и пришло то большое чувство, те эмоции о которых я мечтала. Но почему же мне так плохо? Почему же все мое тело буквально сводит от боли и хочется выть? Я уткнулась носом в шарф, которым была укутана моя шея и всхлипнула. Выглядела я ужасно: не тронутое косметикой, опухшее после бессоной ночи полной слез и переживаний лицо, черные джинсы, первый попавшийся под руку свитер и шарф (который был призван скрывать след жестокого поцелуя, подаренного мне Девидом). Я решила признаться во всем Джейку, попросить у него прощения, и если он простит, постараться стать примерной женой для него. Я никогда не была такой. Я никогда не была беспринципной и идущей на все ради похоти, женщиной. Любви, поправите вы меня. В тот момент своей жизни, я хотела обмануть себя, и назвать то, что я чувствовала к Девиду похотью. Просто так было легче забыть его. Очередной обман себя. Я не смогла бы его забыть и под страхом смертной казни, я безгранично его любила, даже после того, как он со мной поступил.

В студии было тихо, Джейк сидел за компьютером и что-то сосредоточенно изучал на экране. Я тихо прикрыла дверь.

- Джейк… - мой голос звучал глухо. Он сначала не услышал меня.

- Джейк… - повторила я чуть громче. Он обернулся. Мой муж выглядел устало и раздраженно. Придирки Девида и постоянное отсутствие жены начали его выводить из себя. А мне он вдруг показался таким родным и моим. Как же я могла быть с ним столь жестокой?

- Ло… - он поднялся, и подошел ко мне, внимательно изучая мое лицо.

- Где ты была?

- Я? У Хелен…

- А вчера, после работы?

- У Хелен… - повторила я, не найдя в себе сил во всем признаться. Я была той еще трусихой. Одно дело спать с другим мужчиной, и совсем другое рассказать обо всем мужу. Я даже не поняла, почему он вдруг стал допрашивать меня.

- Не ври. - вдруг резко сказал Джейк и я судорожно вздохнула. Я не ожидала от него такого тона и подозрений. Мне всегда казалось, что найти более доверчивое существо, чем Джейк невозможно. Я ошибалась.

-Я? Я не вру… - промямлила я, кутаясь в шарф.

- К чему этот допрос? Ты просил заехать к тебе, сказал, что соскучился… если бы я знала…

- Я знаю, что ты спишь с ним! - прервал меня Джейк и я побледнела. Он все знал? Но как? Откуда? Спрашивать не пришлось, потому что он продолжил:

- Я давно подозревал это! Еще до свадьбы… я же видел, как ты на него смотрела. Но я счел это ерундой, простым восхищением рок-звездой, к тому же, на него многие женщины так смотрят… и я любил тебя…

- На него?! Я не понимаю о чем ты, Джейк! - возмутилась я. Надо сказать, что играла я очень плохо, совершенно не умела врать.

- Все ты понимаешь, Ло. Я говорю и Девиде. Я знаю, что ты спишь с ним!

- Я.. я не сплю с ним… с чего ты взял? - более вялые оправдания было сложно придумать, но у меня просто не было сил. Я не могла признаться и я не могла нормально защититься.

- Марта сказала мне, что ты спишь с ним. Влюблена в него, а он не может от тебя отделаться. Не знает как, потому что ты вечно давишь на жалость и говоришь о любви. Навязываешься и не отстаешь, бегаешь за ним как собачонка. Но я не верил! Не может моя Ло так поступать! Моя милая, добрая Ло! Какой же я был дурак! А потом, я увидел, как он целовал тебя… тут, в студии. В тот день, когда мы ходили в кино. Но я думал, что он просто развлекается, так, как он развлекается со всеми женщинами и это скоро закончится. Я так любил тебя, Ло… я терпел это, думал просто глупости... Но Марта сказала, что это продолжается, потому что ты не отстаешь от него. Почему, Ло? Неужели ты думала, что он будет с тобой? Ты что, не знаешь кто он? Да он со всеми подряд спит! Выбирает любую! Кого пожелает! Он не относится к женщинам серьезно. Как ты могла быть такой? Как ты могла предать меня?!

Мне показалось, что я умерла. Марта? Девид? Он сказал ей такое? Что ему от меня не отделаться? Я? Джейк? Она сказала это Джейку? Что это все? Что это такое? Мой муж все знал, но из любви ко мне терпел и ждал, пока все закончится? Господи, я чудовище, меня вообще не должно существовать на свете!

- Я… я… это все неправда… - я почувствовала, как слезы душат меня. Неужели я поступала со своим мужем так низко, а мой любимый мужчина говорил такое Марте? Неужели он говорил, что я, как липучка пристала к нему? Зачем? Как он мог? Мысли путались. А Джейк выходил из себя.

- Да что ты все теребишь этот шарф! - выпалил он, и неожиданно ловко, снял с меня шелковую ткань.

- Ты еще и лгунья! - выпалил он, очевидно, увидев след поцелуя. - Ты меня опозорила, Ло! Как я мог жениться на тебе?! Я женат на шлюхе! Что подумают мои родители и друзья? Это такой позор! Он тебя даже не хочет, а ты… ты… ты замужем и вытворяешь такое! Шлюха!

- Не надо, Джейк… - слабым голосом попросила я. Я была абсолютно раздавлена. С Джейком творилось что-то невообразимое. Он всегда был очень тихим и спокойным, и я подумать не могла, что на свете есть такое явление как “Джейк в ярости”.

- Замолчи! - он схватил меня за грудки и тряхнул. Я опешила. Я совершенно перестала понимать, что происходит. Вырываться я и не думала, потому что считала, что заслужила самого строгого наказания и Джейк вправе орать на меня и хорошенько встряхнуть.

- Я.. я и так молчу… - тихо проговрила я.

- Ты должна признаться! Скажи мне правду! - требовал Джейк абсолютно противоположного его “замолчи”, его руки дрожали от переполнявших его негативных чувств. А я сама дрожала всем телом, от стресса, страха и опустошения.

- Я ничего не делала… я… я люблю тебя...

- Не ври мне, Ло! Просто признайся и мы об этом забудем! Мне вдруг стало его жалко. Не смотря на разъяренный вид, он был напуган не меньше моего всем происходящим. Для нас двоих, это было первое замужество и первая измена. И мы были совершенно не настроены вести себя как взрослые люди. Но я решила быть взрослой и признаться.

- Да…

- Что?

- Да… я спала с Девидом.

Вместо обещанного прощения, хватка Джейка на моем свитере усилилась. Я всхлипнула.

- Сколько раз?

- О боже… прости…

- Сколько раз, Ло?

- Я не знаю… я не считала… много… прости… - выдавила я, и в следующий момент почувствовала резкий толчек в грудь. Не удержавшись на ногах я отлетела к стене и изо всей силы ударилась о нее затылком. Последнее, что я видела, были напуганные глаза Джейка, кажется, он сам не поверил в то, что сделал.

Я потеряла сознание всего на долю секунды, но когда открыла глаза, картина радикально изменилась.

- Какого хера ты делаешь?! - это прорычал Дэвид, который почему-то был в студии. Я сначала решила, что это галлюцинация, но когда галлюцинация осыпала Джека отборным английским матом и ударила моего мужа в нос, я поняла, что все реально. Это случилось за долю секунды. Из носа Джейка хлынула кровь, а Девид, которого накрыла волна его животной, бездумной решимости, приготовился нанести еще один удар. Его остановил либо крайне жалкий и напуганный вид моего мужа, либо желание помочь мне. Он опустил руку и брезгливо отпихнул от себя Джейка, проговорив:

- Только попробуй ее тронуть… еще хоть раз… Девид подошел ко мне и присел рядом:

- С тобой все в порядке, Ло? Ты потеряла сознание? Ты такая бледная… он бил тебя? Я убью его нахер…- пообещал Девид, в глазах которого все еще плясали дикие огоньки адреналина, которые были присущи только мужчинам во время драки или доказательства своего превосходства. На заднем плане причитал Джейк. Я соображала очень плохо, но вцепилась пальцами в рукав его кожаной куртки.

- Не трогай его… и меня… оставь нас… нас с Джейком в покое.Девид вопросительно на меня посмотрел, он хотел что-то сказать и уже даже приоткрыл свои красивые губы.

- Моя жена шлюха… а мой друг предатель. - вдруг раздался голос Джейка, который прижимал к носу бумажные полотенца, они были все в крови. Скорее всего, Девид сломал ему нос.

- Это не худшее, что может случиться в жизни, поверь мне. - не оборачиваясь, кинул ему Девид. Он смотрел на меня.

- Я должен отвезти тебя к врачу, у тебя может быть сотрясение. Тебя не тошнит? Он бил тебя? На моем лице появилсь гримаса боли.

- Ты думешь, ты спаситель, Девид?

Он не ответил, внимательно глядя на меня, его глаза все еще были темными. Я не могла понять, что говорит его взгляд. Пути назад не было. Я любила его искренне, он был любовью всей моей жизни и я так хотела быть его и сделать его счастливым. А он говорил своим любовницам о наших отношениях, высмеивал меня, называл липучкой, а потом появлялся и изображал из себя рыцаря. В то время, как мой муж любил меня всем сердцем и готов был терпеть унижения, измены и мое самодурство. Почему судьба сыграла с нами такую шутку? Почему мы влюбились не в тех людей?

- Нет, ты не спаситель, ты Дьявол... оставь меня…

Я попыталась встать, и он помог мне подняться. Я отпихнула его руку. Девид убрал ее, и пытался заглянуть в мои глаза, но я отводила взгляд.

- Джейк… тебе надо к врачу…

- Какая забота, Ло… а вам надо потрахаться… я сейчас уйду.

- Джейк… прошу тебя...

Дальнешее, напоминало постановку в театре абсурда. Я хотела помочь Джейку и сделала несколько шагов по направлению к нему, но он остановил меня жестом:

- Не подходи, Ло… не хочу тебя больше видеть. Идите трахайтесь дальше!

Я посомтрела на Девида, на этот раз ожидая его поддержки, я не знала, что делать. Он понял меня без слов.

- Я помогу ему… но сначала провожу тебя до такси… - проговорил он очень спокойно. Джейк стал бормотать, что мы и так ему уже достаточно помогли, чтобы мы убирались. Опять называл меня шлюхой. Дэвид рыкнул на него и просил замолчать. Я нащупала на затылке огромную шишку и разрыдалась. Дэвид обнял меня и помог спуститься на лифте вниз, поймал такси.

- Ты уверена, что тебе не нужно к врачу?

- Уверена.

- Все будет хорошо, Ло. Я поговорю с ним и отвезу к врачу.

- Угу…Я смотрела в одну точку впереди себя. Дэвид склонился к дверце и не закрывал ее.

- Ло… все будет в порядке. Мне жаль, что все так получилось. Но я все исправлю.

- Угу. - я не оборачивалась. По щекам потекли соленые ручейки. Что он исправит? Что тут можно исправить? Мой муж считает меня шлюхой и ненавидит, он сам потешается надо мной со своими любовницами, я не хочу больше жить. Как это можно исправить?

- Посмотри на меня… - тихо попросил он. - Пожалуйста.

Я повернулась, в моих глазах стояли слезы. Внутри все как будто вывернули наизнанку. Было больно, страшно, невыносимо больно и очень страшно. Этот его взгляд… Я никогда не забуду того взгляда. Он был полон любви, нежности и сожаления.

- Не плачь, детка. Все будет хорошо… я обещаю. Уже завтра все наладится. Поезжай к своей подруге, отдыхай и ни о чем не думай.

Это было последнее, что я слышала от него, а его внимательный, спокойный взгляд последнее, что он оставил мне на память перед тем, как исчезнуть из моей жизни. Впрочем, свое обещание он выполнил. Точнее, это ему казалось, что он выполнил его."
Скрин:

Глава 16

Текст:
"Пальцы ног зарывались в песок, а щиколотки приятно холодила вода. Лазурное, бескрайнее небо сливалось с океаном на горизонте. Легкий, теплый бриз играл с подолом моего кружевного платья цвета топленого молока. Я улыбнулась. Его губы влажно коснулись моего обнаженного плеча. Я подумала, что моя кожа должна быть соленой. Соль, солнце и любимый мужчина - идеальное сочетание.

- Ты будешь стоять тут целую ВЕЧНОСТЬ? - шепотом спросил он, гладя пальцами мою загорелую, горячую от солнца кожу шеи и плеч.

- Вода так красиво соединяется с небом… как влюбленные... - я прикрыла глаза, наслаждаясь его поцелуями и прикосновениями, которые он чередовал со словами.

- Я думал, ты пойдешь со мной, Ло.

- Я пойду… - его рука уже была на моем бедре, и я накрыла ее своей. - Я пойду куда скажешь.

- Ты такая растрепанная… - я слышала, что в его голосе звучала улыбка. - как воробушек… мой маленький, милый, воробушек Ло…

Я рассмеялась и хотела обернуться, чтобы осыпать его красивое лицо поцелуями, но вдруг песок стал уходить из под моих ног, небо стало черным и утонуло в океане, я с ужасом стала хватать губами воздух.

- Ло… Ло…

- Ох… что? что?

- Ты опять смеялась… ты просила разбудить тебя, когда ты будешь снова смеяться, чтобы запомнить, что тебе снилось. - Джейк навис надо мной, в темноте я я смогла разглядеть, что он улыбается. - Ты так забавно смеешься во сне. Искренне, радостно.

- Да… да, спасибо. - я потерла руками глаза.

- И что же такого смешного тебе снилось?

- Я не запомнила… - соврала я.

- Как жаль… разбудить тебя в следующий раз, когда я это услышу? - спросил мой заботливый муж.

- Нет! Нет! Не надо… это бесполезно, наверное… а мне теперь будет сложно уснуть.

- Ну, хорошо… хочешь воды?

- Нет, спасибо…

- Спи, милая… уже 4 утра, нам скоро вставать.

Я закрыла глаза, отвернулась и бесшумно заплакала.

Подавляющему большинству людей, которые переживают депрессию снятся кошмары или серая, неприятная муть, от которой просыпаешься подавленным и усталым. А мне снилась одна и та же идеальная картинка: дикий, безлюдный пляж с золотистым песком, лазурная вода и маленькие волны, солнце и голубое небо, руки любимого мужчины, его губы на моей загорелой коже, и его шепот. Он всегда смешил меня во сне. Но как только я хотела повернуться, чтобы посмотреть на него, расцеловать его красивое лицо, все исчезало. Тучи набегали на светлое небо, песок закручивался в огромную воронку и засасывал меня. Я просыпалась разбитая. Это был мой кошмар.

Я сходила с ума, а если быть точной, я превращалась в зомби.На следующий день после того, как в студии разыгралась сцена с моим разоблачением, Джейк позвонил мне. Я была у моей подруги Хелен, успешного врача-ортодонта, прекрасной русской женщины, с которой мы очень любили друг друга. Она была моим спасителем и моим здравым смыслом, потому что по знаку зодика являлась Девой. У нее всегда все было четко, достаточно прагматично, но чаще всего, крайне верно и жизненно. Мне бы стоило у нее поучится: надежный муж, умница дочка 11 лет, которая была лучшей ученицей класса, красивый просторный дом и успешная карьера. Но видимо, я была очень бестолковым учеником, и Лене (так ее на самом деле звали), приходилось со мной несладко. Она много раз говорила мне, что с Девидом ничего не получится, а такими людьми, как Джейк не разбрасываются. Но разве я ее слушала? И вот что получилось. Сбивчиво рассказав ей все, я расплакалась на ее плече. Вместо того, чтобы вместе со мной причитать по поводу произошедшего, она успокоила меня более действенным методом: сказала, что это рано или поздно должно было произойти, но она уверена, что все будет хорошо, напоила успокоительным и уложила спать. Наутро, я еще не успела вогнать себя в депрессию воспоминаниями о случившемся, как позвонил Джейк. Я сама хотела позвонить ему, узнать о его здоровье, но этого делать не пришлось.

- Ло…- Джейк… Джейк, с тобой все в порядке? Прости меня… я… мне так жаль, так стыдно!

- Ло, ты можешь приехать ко мне?

Странно, но его голос не звучал обиженно или зло. Он переживал, но не было похоже, что он был зол.

- Конечно, конечно! Где ты?

Джейк продиктовал мне адрес госпиталя. У него был сломан нос и ему уже сделали операцию. Услышав это, я зашлась рыданиями, но он попросил меня успокоиться, сказал, что ничего страшного, волноваться не о чем.По приезду в госпиталь, все было очень странно. Я не знаю, что ему сказал Девид, но Джейк больше не ненавидел меня, не называл меня шлюхой, напротив, он просил меня вернуться, умолял не разводиться и клялся в любви, а так же корил себя за то, что толкнул меня. Глядя на его лицо с огромной гематомой, которую он получил из-за любви ко мне, я почувствовала себя последней сволочью. Я обняла его и мы оба разрыдались на его больночной койке. Он - тихо и по-мужски, а я громко, навзрыд и очень по-женски.

- Мы просто ошиблись, Ло. Никто не виноват. Такое случается. Я так люблю тебя, я не хочу все разрушать из-за глупости. - он стер пальцем слезинку, которая катилась по моей щеке. - ты будешь со мной, Ло?

- Конечно, конечно буду! Я так люблю тебя, Джейк! - я опять зашлась рыданиями, в тот момент мне казалось, что роднее, добрее и любимее Джейка у меня никого на свете нет и не будет. А Дэвид показался тем, о чем Джейк и говорил - ошибкой. Фатальной. Роковой.

Моего мужа выписали из больницы на следующий день. Так и началась новая глава нашей жизни. Обычно, такие главы читатели пропускают или пролистывают. Или прочтя, думают: “Ну и скукота! И зачем автору было растягивать описание ничем невыдающегося куста мирры на пол главы?”. Я старалась быть примерной женой, и я ею была. Чувство вины не только сделало из меня паиньку, но и росло во мне день за днем. Ведь Джейк был таким хорошим, почти святым. А я была изменницей, шлюхой, которую вместо того чтобы наказать, великодушно простили. Иногда бывали моменты, когда я мечтала, о том, чтобы Джейк не простил меня, чтобы обругал снова последними словами и выгнал, только бы чувство вины перестало расти во мне, и перестало быть мотивацией моих поступков. А желание загладить вину перестало бы быть новым смыслом моей жизни.

Но Джейк был так добр, что даже не напоминал мне о случившемся. Только в первый день нашей новой жизни он сказал, что уволился и взял с меня обещание, что я больше не буду звонить “ему” и встречаться “с ним”. Имя Девида стало запрещенным словом в нашей семье. Джейк самолично стер из моего телефона его номер. Как жаль, что нельзя было так же просто стереть мою память. Когда я вспоминала “его”, мне всегда казалось, будто невидимая рука сжимает мою шею, я начинала задыхаться, да и рада бы была задохнуться, но это никак не получалось. Я видела его каждый день во сне, нет, не видела, а слышала и чувствовала. Просыпаясь утром, я думала, что где-то в городе просыпается и он. Перед сном, я представляла как он лежит в спальне своих шикарных апартаментов, смотрит в потолок, вздыхает и закрывает глаза. В моем воображении он лежал один, и он всегда тяжело вздыхал. Но это не могло быть правдой. Его постель, конечно, грела Марта или какая-нибудь новая любовница. За эти мысли я ненавидела себя еще сильнее. Чувство вины. Я ненавидела чувство вины. И потихоньку, начинала ненавидеть того, кто во мне его вызывает - собственного мужа. Я сходила с ума. Я превращалась в зомби.

Спустя несколько недель, из новостей я узнала, что Девид уехал в мировое турне. Порвалась последняя ниточка, которая связывала меня с полными чувств воспоминаниями. Больше он не просыпался и не засыпал со мной в одном городе. Он был на другом континенте. Он больше не был со мной. И даже сны прекратились.Если бы вы увидели нас с Джейком в ту пору, вам и в голову бы не пришло, что творится что-то неладное. Мы стали жить, как миллионы других, нормальных пар. После работы ужинали дома вместе, смотрели какое-нибудь шоу, занимались любовью. По пятницам и субботам обязательно ходили в ресторан или бар. По воскресеньям посещали выставки или концерты. Покупали мебель. Встречались с друзьями. Иногда Джейк встречал меня с работы и вел в кино, покупая мне мой любимый сырный поп-корн. Я не могла ему признаться, что больше не чувствую его вкуса. Мне было абсолютно безразлично чем заниматься, что есть и куда ходить. Иногда я предлагала что-то просто для того, чтобы он не узнал, что живет с зомби по имени Ло, у которой больше нет сердца. Я разучилась чувствовать, и даже чувство вины покинуло меня. Я все делала автоматически. И это у меня неплохо выходило. Я даже смогла сменить работу на более высокооплачиваемую, потому что после увольнения от Дэвида, Джейк стал меньше зарабатывать. Мне это было безразлично, но Джейк искал новые перспективы не только для себя, но и для меня. И однажды он увидел объявление одной более престижной фирмы, которая относилась к сегменту contemporary о том, что им требуется визуальный мерчендайзер. Оказывается, когда результат тебя совсем не волнует, намного проще добится своего. Я получила работу так легко, всего лишь сказав несколько фраз и улыбнувшись на интервью. К слову, моя автоматическая улыбка выглядела очень искренней и я не потеряла своего шарма и харизматичности.

По поводу получения новой работы, Джейк пригласил меня на ужин. Он расхваливал меня так, как будто я в космос слетала, честное слово.

- Я так горжусь тобой, Ло. Я видел, что на этом сайте почти 200 человек подали на вакансию, а взяли тебя. Ты такая умница!

- Спасибо, Джейк. - я улыбнулась и пригубила вино. Его вкус тоже теперь был каким-то странным. Когда теряешь вкус к жизни, все становится приторным.

- Я подумал, что как только я найду работу получше, и мы выровняем наше финансовое положение, мы могли бы запланировать ребенка… наверное, еще рано об этом говорить… но… ты бы хотела ребенка?

- Почему нет? - я пожала плечами и улыбнулась.

- Ты не знаешь? - Джейк вопросительно посмотрел на меня. - нет, я не хочу торопить события, я просто видел, как ты на днях рассматривала какую-то рекламную компанию с детишками, и одна девочка была твоей копией. Я подумал…

- Я согласна. Хорошо. Но ведь это не сейчас?

- Нет, нет… Только после того, как я найду работу получше. Не уверен, что сейчас мы сможем… Я просто хочу, чтобы ты была счастлива.

- Я счастлива. Ты такой добрый. Мне повезло… - я опять улыбнулась, перегнулась через стол и поцеловала его. Со стороны мы выглядели красивой, влюбленной, молодой парой. Но вместо благоухающих пионов, которые цвели в моем сердце во времена нашего романа с Девидом, там теперь была ледышка. Мне все было безразлично, как Каю из сказки “Снежная Королева”. И меня ждала впереди холодная, спокойная и бесчувственная ВЕЧНОСТЬ."
Скрин:

Глава 17

Текст:
"Я не видела его пять месяцев. Пять! Самое ужасное время моей жизни. Рутина поглотила меня. Безчувственность съела меня. Я стала блеклой тенью себя самой. Джейк замечал это, но никогда ничего не говорил, ему это было даже удобнее: теперь на его жену вряд ли кто-то позарится. Нет, дело было не в том, что я стала неряхой. Я по накатанной следила за собой, хорошо одевалась, но блеск в глазах, моя вечная легкость и задор пропали. А “тяжелые” женщины не так привлекательны для мужчин, как те, которые полны легкости и обаяния юности. Того обаяния, которым пестрило все мое существо во время нашего романа с Девидом. И даже до нашего романа, в те времена, когда я пыталась получить хоть каплю его внимания. Иногда, я ловила себя на мысли, что Джейк так легко простил меня как раз потому, что Дэвид желал меня. Джейк просто не смог отказаться от той, кем хотел обаладть его любимый начальник, который являлся для него примером и идолом. Впрочем, я заставляла себя не думать о Девиде, не анализировать произошедшее и это мне зачастую удавалось.

Если не считать одного срыва. Стояла зима, уже ударили легкие морозы. Я шла по району Парк Слоуп, куда мы с Джейком переехали пару месяцев назад, чтобы сократить расходы на аренду жилья. Район был очень красивым, зеленым и безопасным, но это был уже не Манхеттан, а Бруклин. Падать всегда больно, но мне был безразличен наш переезд и я даже не пыталась настоять на том, чтобы мы остались, когда Джейк сказал, что мы больше не можем снимать квартиру на Манхеттане. Я шла по улице со стаканчиком кофе, грея о него озябшие руки. У меня всегда очень мерзли руки, а прикосновение к теплому картону мне вдруг напомнило то, как я пожала его руку в первый раз. Моя рука была холодной, а его - теплой. Не горячей, а именно теплой… ледышка в моей груди недовольно заворочалась, и я почувствовала легкую боль. “Хорошо, хорошо, не буду” - мысленно пообещала я, стараясь переключиться на что-то другое. К сожалению, закон притяжения с ним работал безотказно.

Я увидела его! Огромный портрет напечатанный на обложке журнала Роллинг Стоун. Дьявольски красив. Я мысленно простонала, и не в силах сопротивляться, подошла к газетному киоску и взяла журнал в руки. Мои пальцы дрожали, и уже не от холода. Дэвид как будто изменился. Помолодел. Стал еще красивее. Фотограф поймал его серьезный взгляд с легким вызовом. Он говорил что-то вроде: “Да, это я, самый шикарный и талантливый мужчина в мире. А кто ты?”. Так и должна смотреть рок-звезда, находящаяся на вершине славы на простых смертных. Заголовок на обложке гласил: “Блистательный тур подошел к концу, но мистер Гэрдан продолжает блистать”. Мне так хотелось открыть статью и прочесть ее. Грудь уже разрывало на части.

- Здравствуйте, мисс. Вы хотите купить журнал?

Голос продавца вырвал меня из мучительной борьбы с самой собой.

- Нет, нет! - я отшвырнула журнал так, как будто он был заражен сибирской язвой. Он соскользнул с прилавка и упал на пол.

- О боже, простите… я не хотела… - я залилась краской, подняла журнал и дрожащей рукой вернула его на место. На обложке были следы грязи. Прямо на лице Дэвида. Я испортила все.

- Я… я теперь куплю его…- Нет, что вы. Не переживайте. С вами все в порядке? - заботливо спросил мужчина. Видимо, мой напуганный и взволнованный вид обеспокоили продавца больше, чем испорченный Ролинг Стоун с Королем на обложке.

- Все хорошо… я могу купить.. простите… у меня есть деньги… - я суетливо полезла в кошелечек, но пальцы не слушались.

- Нет, нет. Не волнуйтесь. Мы всегда держим одну копию для того, чтобы покупатели ее листали и она часто приходит в негодность… не переживайте, мисс.

- Спасибо… - мой взгляд опять упал на красивого Дэвида, который смотрел так строго и пронзительно, что даже от фотографии по коже бежали мурашки. - Простите, простите меня…

- Все в порядке… - в который раз повторил продавец и улыбнулся. На ватных ногах я пошла прочь, а в голове была только одна мысль: “Он вернулся! Он вернулся в Нью-Йорк!”.

Через два дня Джейк уехал в Филадельфию, чтобы навестить своих родителей перед Рождеством. И я сорвалась. В воздухе витала атмосфера праздника, запах имбирного печенья и вина с пряностями кружил людям головы и заряжал радостью. Манхеттан переливался огнями, на улицах царила предпраздничная суета. Но я отправилась не туда, где бурлила жизнь, а на набережную Гудзона, где было безлюдно, к дому, где жил он и где когда-то проводила с ним время я. На набережной был ледяной, пронизывающей насквозь ветер. И ни души. Я куталась в свое пальтишко, и смотрела в одну точку - на его окна, там горел свет. Я посчитала: раз, два, три… четыре. Четвертое и пятое окна были музыкальной комнатой. Наверное, он поставил там ель и сейчас сидит с друзьями или с какой-нибудь женщиной, пьет вино и смеется своим бесконечно мелодичным смехом. Конечно, он уже не помнит обо мне. За пять месяцев - ни одного сообщения, звонка, или даже намека на то, что все еще помнит… По щеке покатилась слеза и я зажмурилась.

В моей голове вспыхнула другая картинка: теперь, в его музыкальной комнате у большой ели с огнями и игрушками сидели мы. Мы пили вино со специями и обменивались неспешными поцелуями. Дэвид называл меня “детка” и улыбался мне чарующей улыбкой. Очередной порыв ветра холодно хлестнул меня по щеке приводя в чувство. Я вся продрогла. Я хотела бы замерзнуть и превратиться в ледяную статую, но инстинкт самосохранения был сильнее.

Вернувшись домой в темную, пустую квартиру, я стянула варежки и зашлась рыданиями на пустой кухне, умоляя Бога, Дьявола, все святое и темное, что существовало в этом мире позволить мне быть с Дэвидом или позволить мне разлюбить его. Варежки оттаяли, я согрелась, но мой припадок бессилия остался без ответа. Джейк приехал от родителей, а мое сердце было ледяным, все вернулось на круги своя. Я знала, что мое сердце теперь будет таким всю жизнь - мертвая замерзшая вода, которую обычно Дэвид добавлял в виски.

И вот этот дурацкий праздничный прием у наших знакомых. Я надела какое-то платье, сделала какую-то прическу, пила какое-то шампанское. Мой взгляд останавливался на людях, которые подходили с поздравлениями, и я лишь меняла улыбки, как маски: милая, слегка кокетливая - мужчинам, приветливая - женщинам, уважительная - пожилым людям. Вежливые поздравления, пустые вопросы “как поживаешь?” и такие же пустые ответы: “у меня все замечательно”. И шампанское, шампанское, шампанское… Когда все стало невыносимо, мне захотелось подняться наверх и выйти на балкон, чтобы побаловать свое сердце-ледышку зимним холодным воздухом, и заодно придти в чувство после выпитого. Я пошла по лестнице, скользя пальцами по перилам, инфантильный жест, напоминающий о том, какой я была раньше... и вот…

Наконец, я чувствовала свое сердце! Оно билось так гулко, громко, ритмично, что звенело в ушах. Нет! Это был не лед! Это было пламя, которое сжигало изнутри, и как бы мне хотелось, чтобы от меня ничего не осталось, только бы не возвращаться в нашу с Джейком обыденность и жизнь без Дэвида. Я схватилась за перила и смотрела, смотрела, смотрела. Поглощала глазами идеально сидящий костюм, длинные пальцы с перстнем, темные волосы, красивые очертания лица… “Стой, постой еще немного...” - это было единственное, о чем я мысленно умоляла элегантного мужчину в черном костюме. Нет, он не был Королем или Богом, он просто был тем, для кого я жила, для кого природа создала меня. И только он заставлял меня чувствовать себя живой. Какой-то мужчина подошел к Дэвиду, и он искренне ему улыбнулся, пожал руку, что-то сказал и рассмеялся. Я видела, шевелятся его красиво очерченные губы. У меня подкосились ноги, и я навалилась на перила. Волосы рассыпались и из них выпала изящная серебрянная шпилька с блестящем камушком на конце, она упала вниз и звонко ударилась об пол. Он поднял голову, я видела это как в замедленном кино. Наши взгляды даже не успели встретиться, потому что я развернулась и побежала наверх со всех ног.

В пустынном коридоре я услышала шаги позади. Я знала, что это был он. Он не окликнул меня, я лишь почувствовала его ладонь на своей шее, а потом он прижал меня к стене. Его запах, его тепло моментально окутали меня. Я почти рыдала.

- Ло… моя Ло… как же я скучал по тебе. – он осыпал мое лицо поцелуями, действие, которого я вообще не ожидала от такого мужчины как он.

- Нет… Нет… Дэвид… не трогай… - я пыталась вырваться, но тело не слушалось, а Дэвид плотно прижимал меня к стене, целуя глаза, шею, плечи. Меня била крупная дрожь, я совсем не владела собой. - Детка… постой… я отпущу тебя… сейчас.. дай мне секунду…

Я ударила его неловко, но сильно, слишком сильно. На идеальной скуле остался красный отпечаток. Дэвид прижал руку к ушибленному месту и замолк. Мы смотрели друг на друга несколько секунд в полном молчании. Мы разглядывали друг друга. Он всматривался в мои глаза и будто задавал какой-то немой вопрос. Я вдруг увидела в его глазах странную преданнсть. Странную, для такого, как он. Животную. Первозданную. Мы поедали друг друга глазами. И тут он сделал это. Он впился в мои губы решительно, а я и не думала отказывать. Поцелуй был слишком коротким, пылким, неправильным, больным, как укус. Я задохнулась всего за пару секунд и отстранилась, ударившись затылком о стену. Раз, два… Он положил ладонь между моей головой и стеной и не дал мне сделать этого в третий раз. И вновь зрительный контакт, говорящий куда больше, чем слова.

- Дэээйв! Дэвид! Где ты? - заманчиво-приторный голос Марты. Да, Марты. Я узнала бы этот голос из голосов миллионов женщин, хотя слышала его всего лишь пару раз в жизни. Он до сих пор был с ней.

- Ненавижу тебя… - я не сказала, я прошипела это - ты слышишь?! Ты слышишь меня, Дэвид?! Ненавижу!

Неестественно дрожа всем телом, я приблизилась к его уху и укусила его за мочку. Мне хотелось сделать ему больно. Он схватил меня за горло, отсраняя от себя, но тут же опомнился и отпустил. Мы оба тяжело дышали, как животные во время схватки. Мы и были животными, когда оставались наедине. И теперь я поняла, что он имел в виду, когда сказал мне в студии, что из-за меня он становится животным.

- Ты нужна мне, Ло.

- Уходи! Уходи к своей Марте! - я топнула ногой, наступив на носок его ботинка каблуком, выскользнула из его рук и убежала на балкон, захлебываясь рыданиями. Мороз впился в мою кожу миллионами невидимых иголок. Я всхлипывала, дрожала, обнимая себя за плечи. Я улыбалась. Мое сердце вновь пылало, я вновь была живой, я была счастлива!"
Скрин:
 

Вложения

Регистрация
13 Май 2015
Сообщения
505
Симпатии
11
#4
Ольга Буракова Olween

Однако Оля хорошо почистила инсту. Почти все трусяли и лифчики удалила. Как так? Ведь с пеной у рта доказывала "а что такого"))

Но немного прекрасного осталось)
Джой:

Труселя:






:facepalm7:


Остатки пародии на китайские сайты (видео удалено)

 
Регистрация
13 Май 2015
Сообщения
505
Симпатии
11
#5
Ольга Буракова Olween

Роман - это ведь ее не первая проба пера.
Были еще рассказы:

Медовый месяц
Пионы
New York coffee Time
Одна ночь в Париже


Текстов найти не удалось, но осталось немного критики с цитатами на форуме - http://forum.eksmo.ru/viewtopic.php?f=218&t=25352

21 окт 2010
Это не любовная лирика, а примитив.
olween написал(а):
город захватили прохладные капли
Капли убийцы

olween написал(а):
они не жалели ни летнюю листву, ни случайных прохожих
Нет. Капли террористы

olween написал(а):
в спутанные сосульки
Да еще и климат в Париже такой, что под дождем возникают сосульки

olween написал(а):
самого шикарного в Париже отеля «Ритц»
Это откуда такая глупость?

olween написал(а):
В Париже? Обращение "леди"?

Чудовищно убогий текст, написанный даже без прочтения путеводителя по Парижу.
olween написал(а):
Да, конечно, Suite Coco Chanel, прошу Вас... - без лишних вопросов, он протянул девушке ключи, она не удивилась такой покладистости портье,
А чего ей удивляться, портье выполнил свою работу - выдал ключ к заказанному номеру.

olween написал(а):
?

olween написал(а):
она почувствовала как холодные, костлявые руки ожидания стискивают ее
Даже не знаю как откомментировать!

olween написал(а):
им приносят на блюдечке великолепный завтрак с выпечкой, грейпфруты и жаркие чувства.
Подскажите, почём нынче жаркие чувства в кляре.

olween написал(а):
боль разрывала все ее тело маленькими шипами красных роз,
Из то же оперы что и "костлявые руки ужаса".

olween написал(а):
выплакала все свои голубые глаза.
Напрасно, надо было выплакивать чужие.

olween написал(а):
испуганно приподнялась на локте, чуть не столкнувшись лбами с тем, кого так долго ждала.
Лбом. Он у девушки один.
olween написал(а):
Спасибо всем за критику! Но она слишком спорна и, поэтому, вряд ли поможет мне совершенствоваться!
 

Вложения

Регистрация
13 Окт 2013
Сообщения
277
Симпатии
19
#7
Re: Бьюти-блоггеры

По началу она мне нравилась, сейчас тоже изредка смотрю, но бесить стала ее эта зацикленность: БРЕНДЫ БРЕНДЫ БРЕНДЫ ВСЕ, ЧТО НЕ БРЕНДЫ - ВСЕ ДЕРЬМО, господи, мне кажется, нужно жить по средствам, мне не принципиально вообще, в чем ходить, главное, чтобы мне шло, у меня нет денег на бренды пока и я не бешусь с жиру. И я одеваюсь хорошо, тоже предпочитаю натуральные ткани, хоть и не в брендах, могу купить чистый шелк и сшить себе сама шикарное платье, которого ни у кого не будет, но по ее логике я живу в психологии бедности. В одном из последних видео она рассказывала про недорогую одежду в своем гардеробе, так и там с такой миной про эти вещи говорила, с такими выражениями типа "Ну что, в магазин за картошкой можно выйти". И всем, кто не соглашается с ее мнением говорит, что у них психология бедности. Мне кажется, это как-то однобоко, надо принимать, что у всех разные ценности - кому-то вещи именные покупать хочется, кому-то путешествовать, кому-то науку двигать, кому-то профессионально развиваться и т.д. Хорошо, конечно, когда есть возможности осуществлять все свои желания, но нельзя же так однобоко судить только по одному критерию.
Да, и это ее чрезмерное кокетство, хихиканье тоже подбешивает.
Хотя некоторые видео, не связанные с чем-то материальным, до сих пор смотрю с удовольствием.
 
Регистрация
15 Авг 2013
Сообщения
1.183
Симпатии
552
#8
Re: Бьюти-блоггеры

Сначала подписалась. Потом отписалась - ценности в канале не увидела ( как и в большинстве каналов на ютуб), было интересно послушать про эмиграцию, как это происходит - не могла поверить, что вот обычный человек, никак не связанный с Америкой может получить гринкард. А когда эти видео просмотрела - отписалсь, потому что не нравится манера подачи, рассуждения о брендах ( это не самое важное в жизни). Согласна с Вами, не обязательно покупать бренды, хорошей одежды без имени много :) Зачем, как говориться, платить больше. :) И дело отнюдь не в психологии бедности, нужно уметь жить на зарплату )
Есть люди, которым все равно, в чем они одеты, они тратят деньги на хобби, семью, путешествия. У каждого свои приоритеты, однозначным и однобоким в этом вопросе быть нельзя, да как и в суждениях о людях вообще.
 
Регистрация
26 Авг 2013
Сообщения
1.509
Симпатии
63
Адрес
Марс
#9
Re: Бьюти-блоггеры

Мне нравятся ее старые видео, рассуждения об отношениях, уверенности, работе. Сейчас, наверно, она исчерпала себя. Но все равно смотрю. И пофиг на ее зацикленность на брендах, почему-то все только ее и видят
 
Регистрация
15 Авг 2013
Сообщения
1.183
Симпатии
552
#10
Re: Бьюти-блоггеры

leron написал(а):
Мне нравятся ее старые видео, рассуждения об отношениях, уверенности, работе. Сейчас, наверно, она исчерпала себя. Но все равно смотрю. И пофиг на ее зацикленность на брендах, почему-то все только ее и видят
Меня даже не столько бренды раздражают, сколько голос и подача. Но на вкус и цвет :))
 
Регистрация
18 Ноя 2014
Сообщения
5.079
Симпатии
10.536
Адрес
Тихий, гангстерский городок
#11
Re: Бьюти-блоггеры

kolluchka13 написал(а):
Сначала подписалась. Потом отписалась - ценности в канале не увидела ( как и в большинстве каналов на ютуб), было интересно послушать про эмиграцию, как это происходит - не могла поверить, что вот обычный человек, никак не связанный с Америкой может получить гринкард. А когда эти видео просмотрела - отписалсь, потому что не нравится манера подачи, рассуждения о брендах ( это не самое важное в жизни). Согласна с Вами, не обязательно покупать бренды, хорошей одежды без имени много :) Зачем, как говориться, платить больше. :) И дело отнюдь не в психологии бедности, нужно уметь жить на зарплату )
Есть люди, которым все равно, в чем они одеты, они тратят деньги на хобби, семью, путешествия. У каждого свои приоритеты, однозначным и однобоким в этом вопросе быть нельзя, да как и в суждениях о людях вообще.
я тоже Ольгу смотрела до поры до времени, меня рассуждения про покупку ей платья некоего мужчины (не помню имени) в каждом ролике слегка удивляли, там с ним была такая мутная история, а Ольга возмущалась не по децки, что он там чет ей не купил. И вот этот весь деревенский эротизм и игра на публику непонятно зачем, после ролика, где она хотела оттаскать за волосы виртуальных критиков отписалась ::-):
 
Регистрация
11 Авг 2014
Сообщения
15
Симпатии
1
#12
Re: Бьюти-блоггеры

Олвин очень нравилась раньше, особенно когда она про америку, переезд, адаптацию, как она работу искала и т.п. снимала. И в плане фэшн один из немногих блоггеров на русс. ют, кто действительно знает, о чем говорит и что показывает, а не непонятный хлам как у Никокко и проч. На жизненные, психологич. темы тоже нравились ее мысли. Но примерно с момента, как она выложила видео про критиков, которым она повыдирает волосы, не помню когда это именно было, но вот с того момента у нее как будто крыша съехала на бок ::-(: Везде видит одних врагов и злопыхателей, я вообще поражаюсь, как в каждом комментарии отличном от "ох и ах люблю не могу" можно увидеть какое-то вселенское зло. Мне даже за людей как-то обидно что ли, часто вообще с потолка начинает рявкать в ответ. И видео однотииипные пошли, особенно разговорного плана, которых до фига и они все одно да потому, уже не могу смотреть, ибо заранее знаю, что она скажет или как ответит. И да, "деревенский эротизм". Кто ходит с транспарантами "я секс-гигант или я ненасытная женщина", явно страдают от проблем в данной сфере, придумала это не я, но мой опыт это подтверждает. И постоянно у нее секс, займитесь сексом, секс, секс, блабла, ах я такая вся женщина, секс льется через экран прямо на вас, щас я верхнюю губу подниму в нервной судороге и вы все упадете. Короче до абсурда.
 
Регистрация
12 Ноя 2013
Сообщения
10.727
Симпатии
30.679
#15
Re: Бьюти-блоггеры

foxyface написал(а):
Olweendi, стоя в трусах на очередной фотке в инстаграмме, предупредила что будет банить всех, кто обсуждает ее прелести в негативном ключе. Поводом послужил комментарий относительно груди, что просвечивалась в одном из последних видео, ибо Оля не одела белье))

Мне одной кажется это странным?)))
Оля конечно интересная девушка, но этот ее эксгибицианизм уже утомил)
Заценило. Какая-то невнятная тетка, стремная одежда и очень стремное белье. Дизлайк.
 
Регистрация
20 Дек 2014
Сообщения
123
Симпатии
5
#16
Re: Бьюти-блоггеры

foxyface написал(а):
Olweendi, стоя в трусах на очередной фотке в инстаграмме, предупредила что будет банить всех, кто обсуждает ее прелести в негативном ключе. Поводом послужил комментарий относительно груди, что просвечивалась в одном из последних видео, ибо Оля не одела белье))

Мне одной кажется это странным?)))
Оля конечно интересная девушка, но этот ее эксгибицианизм уже утомил)
Ей уже доставалось за фото и видео где она в белье. Какая-то странная потребность трясти своими дебелыми телесами на камеру. Еще и упрекает, что все неадекватно реагируют на "красивое женское тело". :hi_hi_hi:
olweendi
@kolobkovkolobok вы себя можете как угодно оценивать, а я считаю, что я красивая женщина и ничем не хуже многих моделей.
Не хуже многих моделей? Она будит во мне Миро :ps_ih: . Вот что называется утрата связи с реальностью, красивым телом называет очень дряблый сутулый пенал.
http://instagram.com/p/wmlw0TGgtC/?modal=true
http://instagram.com/p/uWEh2ImgiZ/?modal=true
 
Регистрация
20 Дек 2014
Сообщения
123
Симпатии
5
#19
Re: Бьюти-блоггеры

Kapriz написал(а):
olween конечно милая девушка,но эти ее трусы и бабкинсие наряды.....http://instagram.com/p/wsAA5LGgpz/
Ага, сразу вспоминается ароматизатор "лаванда" из бабушкиного шифоньера ::-):
Еще она говорила: "что, я как чушка - подросток...". Боится, что ли слишком молодо выглядеть. :du_ma_et:
 
Регистрация
20 Дек 2014
Сообщения
123
Симпатии
5
#20
Re: Бьюти-блоггеры

Новый опус.
Буээ.... Это что красная венозная сетка на ляжках? Этот комплектик подчеркивает плоскожопие и адовые складки под мышками.
Блин, ну не эстетично всё это. Как не стыдно это вываливать?

[video]https://www.youtube.com/watch?v=BYO_CYSsX4E[/video]

Хотя, подтянулась, не такое позорище как было, так держать. :co_ol: .
Да и тезисы в видео очень здравые, но блин зачем сопровождать видами своего не очень приятного тела.